Отчет о путешествии по Европе

Поднять/опустить
рейтинг отчета

1. Исходные данные

Состав путешествующих: мы с женой
Машина: служебный Форд Фокус 2, 1.6 л, механика
Маршрут: Москва – Берлин – Амстердам – Париж – Лондон – Эдинбург – Осло – Стокгольм – Хельсинки – Питер – Москва
Длина маршрута: примерно 8000 км, не считая паромов
Длительность путешествия: 27.12.06 – 10.01.07, 15 дней
Чтобы не возиться с ворохом бумажных карт, приобрели GPS-навигатор. Оказалось, чертовски полезная штука. Очень экономит время, даже при полном «топографическом кретинизме».
Отели и паромы. Заранее были забронированы отели в Берлине и Осло (через venere.com), в Париже и Эдинбурге (через bookings.net), и в Лондоне (через londontown.com). Кроме того, через nordline.fi были куплены билеты на паромы Ньюкасл – Ставангер и Стокгольм – Хельсинки.
Визы. Мне на работе за неделю и 1300 рублей сделали многократную немецкую визу. Такую же, но однократную, удалось сделать жене. Многократные полугодовые (меньше не дают) английские визы сделали за два дня, зато стоило это по 5000 рублей на каждого. Осталось сделать норвежскую визу для жены. Это удалось сделать через агентство за 200 долларов и 10 дней. Уверен, что можно было сделать дешевле через посольство, но уж очень поджимали сроки.
Грин-карта на машину. Куда же без нее? В Росно за 30 евро.
Кстати, важное замечание. Несмотря на то, что машина служебная, ни на одной границе никто не поинтересовался доверенностью. Ни на одной границе, кроме английской. К счастью, я заранее озаботился переводом доверенности на английский язык.

2. Вперед, в Европу!

Итак, собрав все, что нужно, и собравшись с духом, выехали утром 27 декабря. Путь предстоял неблизкий – ночевать планировали лишь в Польше, – поэтому выехали еще затемно. И сразу попали в пробку на МКАДе. Пришлось объезжать через Дмитровку и ММК. Дальше без каких-либо приключений доехали до Белоруссии.

Пусть не обижается братский белорусский народ, но возникает такое впечатление, что белорусы готовы брать деньги с проезжающих, хоть и понемногу, зато буквально за все. Транзит через Белоруссию стоит 132 рубля (российских, хотя можно платить и долларами, и евро). Лучше транзит оформить при въезде и на выезде предъявить квитанцию об оплате, а то придется писать заявление типа «въехал тогда-то, транспортному контролю не подвергался, в подтверждение даты въезда такие-то документы». На шоссе до Бреста четыре турникета, на каждом берут по 13 российских рублей. Надо отдать должное – дорога действительно хорошая, за такую не жалко и заплатить. По две полосы в каждом направлении, разрешенная скорость 100 км/ч, а в некоторых местах – и все 120 км/ч. Чисто и сухо (если дождь не идет). Надо быть осторожным с количеством бензина в баке – заправки расположены негусто, от одной до другой может быть километров 50. На заправках можно расплачиваться любой валютой – берут и доллары, и евро, и российские рубли. Бензин чуть дороже, чем в России – где-то 25 рублей за литр 95-го бензина в пересчете на наши деньги.

Переходить границу решили не в Бресте, а в Домачево, расположенном на 60 км южнее. Трудно сказать, выиграли мы этим что-нибудь, или нет, потому что из-за нерасторопности поляков пришлось проторчать час, хотя машин было немного. Белорусы перед выездом потребовали 4000 белорусских рублей (примерно 50 российских) «за инфраструктуру площадки». Если ехать в страны Шенгенского соглашения, то транзитная польская виза не нужна. Главное, чтобы на момент въезда в Польшу шенгенская виза уже начала действовать. Досмотр машины свелся к требованию открыть багажник и вопросу «водка, сигареты есть?». Зато потом мы были вознаграждены – ночные лесные дороги и спящие польские деревни просто восхитительны.

Чтобы переночевать, решили выехать на шоссе Брест-Варшава. Выехав, почти сразу нашли уютно расположенный мотель, где переночевали за 150 злотых, включая завтрак. Перед сном, разумеется, не упустили случая выпить знаменитого «Живца».

Утром решили помыть машину, чтобы в Европу ехать на чистой. На заправке BP нашу машину помыли и натерли воском за 19 (!) злотых (это примерно 170 рублей). Можете себе такое представить?

Все-таки Польша – довольно большая страна, если попытаться переехать ее поперек. Дело в том, что автобанов там почти нет (может, их и больше, но я знаю только два – от Кракова до Катовице и от Данбья до Жепина, как раз в сторону немецкой границы). Так что в основном ехать пришлось по двухполосным дорогам, то и дело обгоняя фуры. Наконец, въехали на автобан, по которому не доехали до границы каких-то 130 км. Автобан платный, три раза платили по 11 злотых. Бензин стоит от 3 до 4 злотых за литр (примерно 1 евро). На границе стояли и лениво перешучивались между собой поляк и немец. Увидев наши паспорта, нам велели отъехать в сторону, но, как оказалось, лишь для проверки наших паспортов по базе данных. Шлепнув по два штампа в каждый паспорт, нас пропустили. Каких-то полчаса по немецкому автобану – и мы в Берлине.

Ночевали мы в отеле Англетер, расположенном на Фридрихсштрассе в двух шагах от знаменитой Унтер ден Линден. Быть на рождество в Германии и не выпить глинтвейна – это нонсенс. Поэтому утром жена это с удовольствием и сделала, а мне как водителю досталась лишь пара глотков.

Но дорога не ждет, и вот мы снова в пути. Езда по немецким автобанам – это одно удовольствие. Скорость практически не ограничена (130 км/ч не считаются), и все бесплатно. Поэтому мы даже не заметили, как доехали до Голландии. Переночевав на окраине Апельдорна, поехали в Амстердам. Кстати, до чего же неприлично по-голландски звучит фраза «доброе утро»!

Конечно, Амстердам – это город тюльпанов.

И не только…

Вот такая охапка тюльпанов (50 штук) была куплена жене на День Рождения за 10 евро.

Погуляв по Амстердаму, поехали дальше – в Париж. По пути проскочили Бельгию, но так как в Брюсселе мы уже были, то в этот раз туда заезжать не стали. На заправке в Голландии смотритель платного туалета, к нашему удивлению, обнаружил некоторые знания русского языка. Во Франции, в Лилле из проезжающих мимо нас машин пару раз нам оборачивались и приветственно махали руками – мол, привет, русские! Мы в долгу не оставались. По дороге в Париж полил ужасный ливень, так что пришлось сильно сбавить скорость –ничего не было видно. Автобаны во Франции платные – дорога до Парижа обошлась в 13 евро.

Кто был в Париже, тот знает, что в парижских отелях просторным считается номер, в котором кроме кровати есть еще по полметра свободного пространства для ног и сумок с каждой стороны. О ванной и говорить не приходится. Разместившись в отеле неподалеку от Эйфелевой башни, поехали искать ночлег для машины. Оставлять машину на двое суток на улице не хотелось совсем, особенно в свете последних событий в Париже. Оказалось, в Париже не так-то просто найти крытую парковку. Пришлось прибегнуть к помощи бумажной автомобильной карты, которую на всякий случай взяли с собой. Что было дальше – это какой-то культурный шок. Я не расист, но когда чернокожий служитель парковки, не говоривший ни по-английски, ни по-немецки, жестами объяснил мне, что мне нужно выйти из машины, чтобы он сам ее поставил, а потом еще оставить ключи ему, я с ужасом смотрел, как он паркует мою машину, в любой момент ожидая звука удара. Ничего такого однако не последовало. Когда на следующий день мы зашли на парковку, якобы для того, чтобы положить в багажник сумки с покупками, то, как я и опасался, машины на прежнем месте я не нашел. Вместо этого она стояла у дальней стены, в пяти сантиметрах от соседней машины, и между стеной и сложенным зеркалом было сантиметра три. Правда, надо отдать должное, на следующий день никаких вмятин или царапин я не нашел и дал парковщику евро на чай. Стоянка обошлась нам в 45 евро за два дня.

Кстати, о парковке машин в Париже. 31 декабря мы еще раз убедились в правильности нашего решения запарковать машину в подземном гараже. Сидя днем в кафе возле Эйфелевой башни и ожидая заказанных «морских гадов», я наблюдал, как Митцубиси-универсал, да еще и с фаркопом, пытался втиснуться между двух машин, расстояние между которыми было явно меньше, чем длина Митцубиси. Двигаясь взад-вперед по нескольку сантиметров, Митцубиси несколько раз «неласково» ткнул фаркопом стоявшую сзади Рено Клио, к счастью, всего лишь в номерной знак. Сидевшие рядом с нами парижане при этом реагировали как во время футбольного матча или боксерского поединка. Поняв, что ничего у него не получится, водитель Митцубиси уехал. Сразу же после этого со встречной полосы, развернувшись через две сплошные, стал парковаться Форд Фокус 1 с бельгийскими номерами. Машина была ощутимо короче первой, тем не менее, бельгиец умудрился напоследок толкнуть бампером машину спереди. Вообще, мы заметили, что многие машины в Париже какие-то помятые именно спереди и сзади, и ни у кого нет парковочных датчиков. А зачем они нужны, если можно парковаться на слух?

В Париже мы и встретили Новый Год. Было не очень людно – очевидно, основные торжества прошли неделей раньше. Особенно умильно было наблюдать совершенно пустой город утром 1 января и похмельного араба-портье в гостинице.

3. Туманный Альбион

Утром 1 января мы выдвинулись на север, в сторону Кале. По дороге заправились, ожидая, что в Англии бензин будет еще дороже. Вообще от Германии до Франции бензин стоит 1.2-1.4 евро за литр. Еще 17 евро отдали за проезд по автобану. У нас был выбор – переправиться в Англию на пароме или через туннель под Ла-Маншем. Решили остановиться на последнем. Когда на чек-ине нам сообщили цену билета, у нас отвисли челюсти – проезд стоил ни много ни мало 225 евро. Уже потом я узнал, что паром стоит вдвое дешевле.

В общем, после регистрации пришлось ждать примерно час до начала посадки. Евротуннель оснащен довольно большим терминалом с магазином Duty Free, так что мы нашли, чем заняться. Я написал «посадки», потому что Евротуннель – это не автомобильный туннель, а железнодорожный. Машины там погружают на специальный поезд, который преодолевает расстояние в 20 км за полчаса.

Перед посадкой нам пришлось познакомиться с параноидальными английскими пограничниками. Нас загнали в специальный бокс, где в течение получаса несколько раз спрашивали о цели посещения Великобритании и предполагаемом времени пребывания, потребовали предъявить все документы, какие только можно, включая брони гостиниц, билеты на паром и доверенность на машину. Заставили открыть багажник и перерыли все вещи, включая нижнее белье. Тетка-пограничник пришла в экстаз от наших тюльпанов, которые мы взяли с собой. Посовещавшись между собой минут пять, в течение которых мы чувствовали себя как на иголках, нам вежливо пожелали счастливого пути и отправили восвояси. В общем-то, их можно понять – они напуганы последними событиями.

В принципе, водить машину по левой стороне дороги совсем несложно. Лишь в первый день я пребывал в шоковом состоянии оттого, «как же они все тут ездят». Затем в голове как-то само собой уложилось, что вот тут вот надо повернуть направо, при этом пропустить всех, кто едет справа, всех, кто едет слева, и при этом еще попасть на левую сторону. На круге надо поехать не против, а по часовой стрелке, но, в отличие от России, при въезде на круг надо пропустить всех, кто по нему едет, зато на круге ты главный. Сложно было обгонять с левым рулем, здесь приходилось прибегать к помощи жены, сидевшей справа. Кстати, все расстояния приводятся в милях, а скорость на дорожных знаках – в милях в час. Поэтому по автобанам можно ездить довольно быстро – ведь 70 миль в час это достаточно много. Бензин стоит 0.8-0.9 фунта за литр.

В Лондоне пробыли двое суток. Один день по настоянию жены посвятили шоппингу, второй – осмотру достопримечательностей. Остановились в Рэдиссоне на Оксфорд-стрит, откуда и до магазинов, и до достопримечательностей было рукой подать. Портье в гостинице, сказав, что стоянка в паркинге по соседству стоит 34 фунта за сутки, на мою просьбу повторить сказал по-русски «три-четыре». В ответ на наше удивление он сказал еще «бабушка» и «собака». На этом удивление не кончилось. В соседнем пабе мы заказали еду (конечно же, «фиш-энд-чипс»), и когда жена спросила у меня что-то, официант заговорил на чистом русском языке. Оказалось, он из Минска.

Перед тем, как пойти гулять в Сент-Джеймс-Парк, купили пакетик орехов. Белки в парке абсолютно ручные, могут совершенно спокойно залезть за орехом на тебя.

Дойдя до Темзы, полюбовались на самое большое в мире колесо обозрения – Око Лондона.

Темза, сэр…

А вот и он, Большой, извините, Бен.

Перед тем, как двигаться дальше на север, не смогли удержаться от того, чтобы посмотреть на легендарный Стоунхэндж, расположенный в 150 км западнее Лондона. Сооружение действительно величественное.

Нашей следующей целью была Шотландия. Однако в тот день мы до нее не доехали, решив заночевать в городке Хэррогейт в Йоркшире. Первое, что поразило в номере, – это огромная кровать с балдахином.

Здесь уже Англия чувствовалась во всей своей красе – не только странные электророзетки (такие мы видели и в Лондоне), но и по отдельному крану с горячей и с холодной водой. Не представляю себе, как они так умываются. Хорошо еще, что душ нормальный, в смысле, со смесителем. Тем не менее, в остальном отель был вполне уютный.

На следующий день пересекли англо-шотландскую границу. Внешне это выразилось в том, что на границе стоял монументальный камень с надписью «Scotland», а овцы, которых в Великобритании больше, чем людей, вместо равнин стали пастись на холмах. Автобан кончился еще в Англии, и мы теперь ехали по обычной проселочной дороге. Подъезжая к Эдинбургу, на клумбе в центре кругового движения с удивлением увидели десятка два пасущихся там кроликов. Интересно только, как они туда попали?

Остановиться нас угораздило не очень удобно – до центра был добрый час пешком. Тем не менее, хотелось эля и зрелищ, поэтому мы отправились в центр, по пути останавливаясь в пабах и пробуя тамошние напитки. Вообще шотландский паб по своему интерьеру отличается от английского или ирландского – высокий потолок не отделан деревом, а украшен лепниной и побелен (если этот цвет можно назвать белым). Говорят они на каком-то своем языке, который не всегда можно сразу понять. У них есть свои собственные деньги, на которых написано, что они выпущены Банком Шотландии; их, вопреки нашим опасениям, принимают в Англии. На номерах машин вместо GB под шотландским флагом значится SCO. Короче, прямо как отдельная страна.

После нескольких пабов мы добрели-таки до Эдинбургского замка, который действительно можно считать главной достопримечательностью города. Но так как было уже темно, мы решили вернуться утром уже на машине.

Ночевали мы в Arden Guest House, который стоил 110 фунтов за ночь – неоправданно дорого, учитывая удаленность от центра. Еще нас смущало то, что в описании отеля указывалось, что он «gay friendly». Однако никаких геев мы не увидели, если не считать паренька по имени Скотт, который нас встретил и который вполне мог сойти за гея. Хотя кто их знает, шотландских геев, как они выглядят?

Мы были абсолютно правы, поехав в центр утром, – зрелище действительно того стоило.



У нас оставались еще сутки до парома, поэтому мы решили поездить по Шотландии. Что всплывает в сознании, когда говорят о Шотландии? Правильно, чудовище Несси! Вот к нему-то мы и решили отправиться в гости. Для этого надо было ехать на северо-запад, к озеру Лох-Несс. По пути мы проехали вдоль целой цепочки озер – поневоле поверишь, что Шотландия страна если не тысячи, то по крайней мере сотни озер. Само озеро Лох-Несс вытянуто с юго-запада на северо-восток на 35 километров и имеет глубину до 219 метров. Чудовища мы там так и не нашли, зато посетили развалины средневекового замка Urquhart.


Надо было где-то ночевать, и мы поехали в сторону Абердина, чтобы на следующий день успеть доехать до Ньюкасла до отхода парома. Ехали по чудесной горной местности, поросшей вереском, ехали вдоль многочисленных загонов для овец…


Один раз в темноте пришлось ехать под уклон крутизной 20% – было немного страшно. На самом деле, на таких дорогах всегда стояли светящиеся в темноте указатели, так что было хорошо видно, куда нужно ехать. Наконец приехали в деревушку Glenkindie, где наше внимание привлекли светящиеся окна отеля и множество припаркованных машин. Потолкавшись в дверь отеля, я решил зайти в бар. Там сидело человек десять мужчин и женщин. Гавкнул огромный черный лабрадор. На мой вопрос, можно ли здесь переночевать, раздался дружный хохот, после чего одна из дам ответила, что, мол, конечно, можно. Стоит это 40 фунтов за ночлег плюс по 5 фунтов с каждого за завтрак. Выяснилось, что в тот пятничный вечер у них была вечеринка, которая закончилась далеко за полночь. Пожилой господин у стойки спросил, не из Голландии ли я. На мой ответ, что из России, он, подумав несколько секунд, выдал «На здоровье!» и поднял свой стакан.

В тот вечер мы попробовали два сорта эля и три сорта виски. Больше всего понравился Tutmore с легким привкусом торфа. Каждый раз хозяева смотрели на нас с каким-то насмешливым восхищением.

Несмотря на вечеринку внизу, выспались мы отлично. Утром хозяйка накормила нас завтраком. Очень радушная и гостеприимная семья. Если кто будет проезжать мимо, передавайте привет от русских, которые останавливались у них 5 января.

4. Дорога домой

Ну вот и пора ехать обратно на юг, в Ньюкасл. Путь лежал через двухкилометровый мост в Эдинбурге, за проезд по которому берут один фунт, и почему-то только в одну сторону, с юга на север. В Ньюкасле по советам навигатора и указателям со значком парома легко добрались до порта и сели на паром «Принцесса Норвегии» компании DFDS. Парень у трапа проводил нас словами «Спасибо энд До свиданья!».

На пароме пришлось забрать из машины все, что нужно для путешествия, потому что до самого прибытия к машинам никого не пускают. Все наши фунты мы обменяли на норвежские кроны (одна норвежская крона это примерно 4 рубля). На следующий день показался скалистый норвежский берег.

Въездной контроль был прост до неприличия: пограничница спросила нас о цели посещения Норвегии и, услышав, что мы едем домой, удовлетворенно кивнула и поставила штамп.

Нас ждал долгий путь до Осло, где мы должны были переночевать, и затем не менее долгий путь до Стокгольма, где мы должны были успеть на паром, идущий в Хельсинки. Вы скажете, что можно доехать до Финляндии и по суше, но для этого пришлось бы огибать Ботнический залив, а это добрая тысяча километров. Столько времени, да и денег, у нас не было.

До этой поездки мне было любопытно побывать в Норвегии, пересечь эту страну на машине, полюбоваться на фьорды… Теперь я свое любопытство полностью удовлетворил, по крайней мере, надолго. Бесспорно, природа там очень красивая. Но езда по норвежским дорогам – удовольствие ниже среднего. В Норвегии почти нет автобанов, дороги пролегают между скал и очень извилистые. Максимальная разрешенная скорость – 80 км/ч, лишь изредка разрешается 90 км/ч и совсем редко – 100 км/ч. Через каждые полкилометра натыканы камеры. Кажущееся отсутствие полицейских не должно вводить в заблуждение – они реагируют быстро. В общем, средняя скорость движения редко превышает 60 км/ч.

Из Ставангера, куда мы приплыли на пароме, в Осло теоретически ведут три дороги. Но только одна из них проходит по твердой земле. Две остальные предполагают паромные переправы между островами. Доверившись навигатору, мы поехали, на наш взгляд, кратчайшим путем. Уткнувшись в паром, мы несколько озадачились, но, заплатив 113 крон за переправу, стали ждать отплытия. Плыли мы недолго и в результате приплыли на остров, с которого предполагалось уплыть паромом с противоположной стороны острова. Добравшись туда, мы увидели совершенно пустынную площадь, на которой не было ни души. Было уже темно. Прождав минут 15, мы испугались, что можем застрять на этом острове до утра, и повернули обратно. К счастью, нам удалось уплыть назад тем же паромом.

В результате в Осло мы были далеко за полночь. Дороги в Норвегии платные, проезд на каждом турникете стоит 20-25 крон. Местные ездят с абонементом, который считывает автомат, включающий зеленый свет. Я вначале по незнанию поехал в такой автоматический турникет, отметив, что зажегся не зеленый сигнал, а желтый. Возвращаться было поздно, за нами вроде никто не погнался с мигалками, и мы поехали дальше. Следующий турникет я проехал уже из вредности, несмотря на протесты жены. Правда, в третий раз замучила совесть, и мы заплатили. По дороге заправились бензином примерно за 12 крон за литр. Надо сказать, что ночью искать на норвежской заправке живого человека бесполезно. Для того, чтобы можно было заправиться ночью, колонки оснащены приемниками кредитных карт.

Посмотреть Осло совсем не было времени. Мы поспали четыре часа, позавтракали и поехали в Стокгольм. Шведские дороги оказались лучше норвежских – большей частью скорость была около 90 км/ч. Перед Стокгольмом опять заправились, бензин там стоит те же 12 крон, только шведских. Приехали в город заблаговременно, но пока нашли паром Викинг Лайн, прошла куча времени. Поэтому город нам удалось посмотреть лишь мельком, пока мы мотались по гавани в поисках парома. На мой взгляд, Стокгольм очень похож на Питер. Точнее, наоборот – Питер похож на Стокгольм. В любом случае, хотелось бы туда вернуться и рассмотреть все получше.

На паром мы успели как раз вовремя – примерно через пять минут после нашей посадки он отплыл, и мы вздохнули с облегчением. На следующее утро мы были в Хельсинки. Остаток пути прошел без приключений. На границе в Ваалимаа наши таможенники никак не могли понять, почему у нас нет выездной таможенной декларации. Пришлось объяснить, что белорусские таможенники наотрез отказались отдать нам один проштампованный экземпляр. Ну что ж – на нет и суда нет. Спросив, нет ли у нас коммерческих товаров, и бросив ленивый взгляд внутрь багажника, нас пропустили.

Выспавшись в Питере, поехали в Москву. По пути у меня постоянно вертелись в голове два вопроса. Первый – почему нет дорожных знаков, указывающих, что впереди притаился гаишник с радаром. Второй – почему ни в одной стране, в которой мы были, нигде нет столько грязи на дорогах, как у нас. Боюсь, на эти вопросы очень трудно получить ответ…

5. Итог

Вот как это все было…




необычные секс рекорды
Процедура мезотерапии мезотерапия без инъекций.