Путешествие через Евразию на мотоцикле. Часть 4, Иркутск

      
Поднять/опустить
рейтинг отчета

В этот день я прошёл по Бурятии 760 км. Дорога была отличная, за исключением первых 60 км. грунтовки. По пути оборвался трос спидометра. До Иркутска ещё 600 км. Теперь контролирую скорость только по оборотам двигателя.

Сижу вечером в своём бурятском лагере. В 50 метрах тёмнеет хвойный лес. Оттуда периодически орёт дурным голосом нечто между вороной и медведем. Если орать начинает сильно и совсем близко, завожу мотоцикл. Певец смолкает в смущении.

Ночью надел всё, включая шлем, и проклинал себя за легкомысленную отправку вещей. Кажется, что от холода вовсе не спал, и это - без дождя.

Общаясь с простым народом, я не нахожу довольных своей страной. Неужели западные граждане также думают о своих государствах и правительствах? Знают ли самодовольные властители судеб страны, что о них повсеместно говорят подданные, как называют?

Между тем каждый из моих собеседников в горечи и разочаровании несёт в душе и патриотизм, и светлый образ Отечества. Образ того, как должно и можно было бы жить нам. Кругом беспросветное вымогательство чиновников, бандитская милиция и несправедливость.

29.06.07.

Сижу прямо у байкальской воды. Тихо. Утро. За спиной сторожка стрелочника. С грохотом пролетают поезда. А впереди перед моим взором умиротворение, тишь да водная гладь. В сизой дымке тает другой берег великого озера. Вода хрустально чиста и студёна. Такова же и вся Сибирь вместе с Дальним Востоком. Наверное, вот так же в 70-м году сидел на берегу Байкала Сергей Герасимов, снимая свой эпический фильм «У озера».

В этот хороший день я пройду мимо Улан-Удэ, Байкала, войду в Иркутск и остановлюсь в Ангарске на две ночи. Потом в Иркутске у местного байкера Павла проведу профилактику, которая окажется самой дорогой и обстоятельной на протяжении всего проекта. Поменяю резину на новую, дорожную, фирмы «Пирелли», предназначенную для асфальта. Магаданская имела хороший рисунок, но предназначалась для бездорожья. За эти 5 тыс. км она изрядно поизносилась. Рассчитываю, что новой резины мне хватит до Москвы. На самом деле её хватит до конца путешествия, и ещё останется приличный протектор. Павел срастит мне оборванный трос спидометра, склеит расколотую на кожухе фары пластмассу, поменяет рваные гофры. Выеду от него, как на новом мотоцикле. И всего-то за весь день работы возьмёт с меня 500 рублей.

В Иркутске я почувствовал, что значит ездить в большом российском городе. Пару раз чудом избежал ДТП и оба раза по вине других водителей.

Ночую в Ангарске на обустроенном чердаке у семейства Резвых, заместителя директора моего института. Кормёжка и приём великолепны!

Пока мотался с Павлом по магазинам в поисках запчастей и резины, посмотрел город. Иркутск оказался гораздо больше и разнообразней, чем я себе представлял. А движение в нём запомнилось, как одно из самых сложных на всём протяжении моего путешествия. Но сам хочу оговориться, что, может статься, это не вполне объективно. Иркутск стал первым большим городом, в котором я нырнул в самую гущу движения. Бесцеремонная манера езды наших водителей могла преувеличить впечатление об интенсивности автомобильного потока.

Но все эти хлопоты с мотоциклом, ездой и Ангарском были суетой. Был в Иркутске ещё один очень важный пункт моего визита. Памятник А.В.Колчаку. Пять тысяч километров от Магадана я видел бесконечную череду монументов Ленину и его камарилье. Они стояли порой там, где уже не стояло ничего: в брошенных посёлках и умирающих деревнях. И только здесь, в Иркутске, я знал, что есть памятник другому человеку.

Я нашёл его. Колчак стоял во весь рост в распахнутой шинели, за которой видна была офицерская форма русской армии. Я ещё вспомню и этот город, и этот славный памятник у могил его друзей и соратников. Но это будет уже в другой стране.

Я выехал в 10 утра из дома моих гостеприимных хозяев отдохнувшим, будто профилактику сделали вместе с мотоциклом и мне. День прошёл хорошо. К вечеру спидометр показал 502 километра. По пути встретил немецкого путешественника. Он ехал на велосипеде к Байкалу уже 3-й месяц весёлый и жизнерадостный.

Хорошая дорога тоже может таить в себе опасность. В этот день я, в какой то момент убаюканный однообразным пейзажем, комфортной температурой и сытым желудком вскинулся в испуге оттого, что почувствовал - засыпаю за рулём. Пришлось сойти с трассы на ближайшей зелёной поляне и поваляться с полчасика.

Дневной пробег завершился в 4-х этажной гостинице Нижнеудинска за 430 рублей. Как юридическое лицо гостиница находилась в стадии процедуры внешнего управления. Жильцов почти не было. Здание в ужасающем состоянии. Типичный замкнутый круг экономического саморазрушения. Жильцов нет, потому что условия безобразные, а возможности ремонта и обустройства нет, потому что нет доходов от жильцов. Несчастный внешний управляющий… Перед ним стоит неразрешимая задача восстановления платёжеспособности предприятия. Кто же додумался строить в таком маленьком городе четырёхэтажную гостиницу?

Часть: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18.




Продажа земельных участков и домов в московской области rodzem.ru.