Путешествие через Евразию на мотоцикле. Часть 8, Центральная Россия

Поднять/опустить
рейтинг отчета

Выхожу на подходы к Нижнему Новгороду уже под вечер. На беду мост через Волгу оказался в ремонте, о чём заранее за сотни километров предупреждали объявления с рекомендациями искать другое место переправы. Еду всё равно вперёд. Рассчитываю, что не может быть, чтобы такой транспортный узел оказался полностью заблокирован. Скорей всего, на берегу будут указатели объезда через соседний ближайший мост, через который тогда и проследую.

Всё оказалось ещё проще. Рядом с реконструируемым мостом был наведён плавучий, правда, небольшой пропускной способности, но, тем не менее, мост. От посёлка Бор на восточной стороне Волги выстроилась многокилометровая очередь транспорта, которая двигалась со скоростью пешехода. Сначала я скромненько встал в хвост очереди. Ведь это была моя первая большая настоящая пробка, не считая городских.

Стою со всеми минут пять, изучаю обстановку. Нарядов ГАИ нет, но есть прекрасная обочина. Пренебрегая правилами, запрещающими обгон справа, выхожу на обочину и набираю скорость. Притом, что я процентов на 80 ушёл от своей очереди, Волгу удалось пересечь только через полчаса в жаре и напряжённой тесноте машин. Думаю, что по правилам я бы стоял ещё часа 3.

И вот я в Нижнем. Надо сказать, Волга не произвела на меня особого впечатления. Ширина её в этом месте вполне была сопоставима с Камой и Енисеем. А вот виды, с моста открывавшиеся на вечерний город, были изумительны.

Попав, наконец, к нижегородскому Кремлю, я был восхищён его безупречным убранством, идеальной чистотой и порядком. Погода на этот раз была под стать городу. Люди гуляли по высокой набережной, сидели, грустили и радовались своему городу, лету, друг другу.

Каждый раз, когда я вижу жителей, неспеша гуляющих по родным мостовым, хочется сказать - вот место, где живут свободные люди. Хотя, казалось бы, при чём тут свобода. Горожане также гуляли и в брежневские, и в сталинские времена. Наверное, также барражировали жители Берлина в нацистской Германии. И всё же, всё же, всё же…

Увы, наши сельские жители не могут позволить себе таких дефиле. У них просто нет таких набережных и мостовых.

В центре Новгорода первое, что я кинулся искать, бросив на площади гружёный мотоцикл, это воду. В столь поздний час, а время перевалило уже за 20, я нашёл несколько открытых аптек, адвокатских контор, цветочных киосков и даже один газетный, но ни одного продовольственного магазина. Мне пришлось пройти три квартала, прежде чем я нашёл вожделенную бутылочку пепси.

С нею я и вернулся обратно в Кремль. Его территория - это римейк кремлёвской обстановки в Москве, но сделанный более доступно, демократично и менее музейно.

В Московском Кремле за каменной стеной вы взаперти. А здесь лучшая часть ансамбля выходит к отвесному спуску на Волгу, открывая упоительный пейзаж на реку, город и вечернюю зорьку. Никто никуда не торопится, никаких пьяниц и безобразников. Нижний Новгород остался в моей памяти как родина достойных людей. Как похоже будут гулять жители Парижа, Лиссабона и Нормандии…

Дорогие новгородцы, вы ничем не отличались в тот вечер от жителей Западной Европы. Мне было так спокойно в этом городе, никуда не хотелось уходить. Смотреть бы и смотреть на этот лучший уголок России.

В Новгороде многое посвящено великим землякам Минину и Пожарскому - памятники, обелиски и названия улиц в центре. У самых стен Кремля на кромке обрыва к Волге стоит великолепный Валерий Чкалов. Он приковал к себе внимание с первого взгляда. Обычно образы, запечатлённые в фигурах монументов, задумчивы, погружены в себя или обращены к зрителям. Чкалов смотрит в небо! Да, конечно, он лётчик и этим его взгляд оправдан. Но он смотрит в небо дерзко, будто бросая вызов! Человеку не должно так смотреть. Вызов небу обречён на поражение. Личная судьба и гибель в авиакатастрофе В.Чкалова только подтверждает такую оценку. Стало быть, замысел скульптора оказался оправдан. Именно таким и был В.Чкалов.

13.07.07.

Прошёл 209 км до Владимира. Полдня осматривал город. Хорош. Потом прибыл в гости к местному байкерскому клубу «Desperators». Разобрал и почистил воздушный фильтр. Ребята подняли мне номер радикально вверх к самому стоп-сигналу, тем самым навсегда избавив от проблемы его деформаций в дороге.

И вот сейчас я лежу в каморке на базе владимирских байкеров. Полночь, полумрак. За стеной ещё приглушенно звучат звуки рок-н-рола и вечерней гулянки. С ней соревнуется грохот ливня, низвергающегося на железную крышу, перемежающегося с мощными раскатами грома. Я засыпаю. Мне хорошо до сладостности. Ребята хорошо меня встретили. Откликнулись по первому звонку. Нашли и проводили на место своей дислокации, помогли решить все технические вопросы. В общем, день был умеренно хлопотным и добрым.

Наутро распрощался с хозяевами во главе с их «Вождём»-Даниилом. И поныне вспоминаю их с благодарностью.

14.07.07.

Хмурым субботним утром въезжаю в город со сказочно-былинным названием Суздаль. Проехав центральную часть по главной улице, миновав площадь у администрации с постаментом Ленина, оставляю мотоцикл у отделения Центробанка и телеграфа. Фотографируюсь перед районной администрацией.

Место заставляет обратить на себя внимание не архитектурными достоинствами, а довольно высокой травушкой, пробивающейся на стыках бетонных плит, ведущих к парадному крыльцу градоначальника. Как будто нога человеческая не топчет её, ступая в этом административном центре.

Суздаль и дальше печально удивлял меня естественным состоянием своих церквей, часовен и крепостных стен, которых десятилетия не касалась рука штукатура.

В городе в этот день был праздник, и на площадь прибывали всё новые автобусы и автомобили с туристами. Даже мне было досадно смотреть, как фотографируют обветшалые рушащиеся кирпичные стены, покосившиеся кресты, труху деревянных настилов великих памятников нашей сре невековой культуры.

Бедность малых городов повсеместна. Она не щадит, не минует их ни на Дальнем Востоке, ни в Сибири, ни в Центральной России. Живут и развиваются только крупные промышленные центры, такие, как Новосибирск, Красноярск, Екатеринбург, Н.Новгород . Малые города - это другой полюс. Научный сотрудник с 20-летним стажем получает жалованье 2800 рублей. Это при том, что за 2-х комнатную квартиру надо заплатить 2000 рублей. Народ живёт и питается только за счёт своего подсобного хозяйства.

Крупные российские города выбрались на широкую дорогу цивилизации, обрели ресурсы для внутреннего саморазвития по одной экономической причине - концентрации. Концентрация людей ведёт к концентрации спроса-предложения товаров, концентрации капитала. На этой основе только и оказываются у нас возможными расцвет и обогащение.

А на празднике «Огурцов» торговали этими самыми огурцами и прочей снедью, деревянными поделками, пели весёлые песни в народных костюмах. Только на фоне бедности выглядело это не настоящим весельем от благополучия и счастья, а по-африкански. Как принято там, на чёрном континенте, зарабатывать деньги на туристах, демонстрируя им свои обычаи и костюмы. Город к обеду запрудили дорогие автомобили. И снова стояли бок о бок символы бедности и старины с одного полюса и символы технологического прорыва и богатства - с другого.

Сегодня, не доезжая до Костромы, в поле неподалёку от шоссе заметил два летательных аппарата: самолёт образца 1-й мировой войны и моторный планер. Остановился поговорить и сфотографироваться. Человек 5 лётчиков в семейном кругу жарили барбекю и были очень радушны. Узнали, кто я, откуда,- подивились. Я рассказал им о полётах на парапланах в Магадане. В общем, интерес получил я взаимным.

Лётчики были самодельщиками из Иванова и здесь на выходные катали в поле желающих. Я попросил сфотографироваться у самолёта. Сделали снимок, но на этом дело не закончилось. Встал вопрос о том, чтобы прокатиться по воздуху. Ставка 70 рублей в минуту мне была дороговата. «Ладно, дай хоть на бензин 300 рублей,- подытожил обсуждение старший,- и полетели».

Какое счастье оторваться от земли! Разбег был совсем коротким, метров 50, и мы уже несёмся на бреющем полёте над травой, словно во сне. Скорость небольшая. Я сижу на переднем сиденье. Приборы все знакомы по мотодельтапланерному снаряжению. И дух захватывает от восторга.

Поднялись до 300 метров. Вот он город Заволжский, промышленные объекты, жилые районы,- всё как на ладони. Откуда в нас этот восторг полёта? Быть может статься, это воспоминания райского дожизненного опыта?

Почему это путешествие сводит меня с лучшими людьми? Ивановские летчики, несомненно, из этого числа. После идеальной мастерской посадки, когда пилот выровнял самолёт в метре от земли в горизонтальный полёт, я не мог и не хотел сдерживать своих чувств. Кричал из кабины, не обращая ни на что внимание. На прощание меня ещё и накормили горячими барбекю. Славный был день сегодня.

Исполнился месяц, как я в седле на своём «Ангеле». Пройдено 11000 км. Народ, когда узнает, откуда и куда еду, дивится и почитает за героя. Сегодня по этим мотивам попросил со мной сфотографироваться милицейский прапорщик. А вечером, когда ставил мотоцикл на ночлег на территории военного завода, вахтёр оказал учтивость, пустил загнать мотоцикл на режимную территорию за забор с колючей проволокой. Это было все, чем он мог выразить мне своё расположение.

15.07.07.

Ночую и пишу эти строки в поле, в зоне отдыха городка Пушкино. Место моего ночлега определила отнюдь не любовь к романтике. Напротив. Я уже свыкся с нормой спать в гостиницах, но, вопреки ожиданиям, Московская область не оправдала моих надежд по развитию гостиничных услуг и сервиса.

Начиная с Урала, я отмечал, что мотелей стало много, и полагал, что это географический признак, который по мере продвижения на запад будет лишь усиливаться. Отнюдь. Интересно, что даже у Владимира мотели были, а здесь, на севере от Москвы по Ярославскому шоссе, я на протяжении 100 км не встретил ни одного. Даже выехать и остановиться в поле оказалось непросто. Скоростные шоссе ограждены барьерами и не имеют съездов и полевых дорог. Городишко Пушкино сплошь окружён зоной дачных застроек. Может, она и не такая уж сплошная, но серпантин дороги вьётся, плотно обставленный частными владениями без просветов. Поэтому пришлось выбрать зону отдыха у реки, где народ ещё вечером загорал и купался.

Как это всё будет типично в Западной Европе! Подмосковье оказалась уголком западного мира не в самой лучшей его части.

16.07.07.

Приближение к Москве - это приближение к атомному реактору. Плотность транспортного потока растёт, машины всё ближе и ближе друг к другу, скорости выходят за нормы ПДД. Ты находишься в гудящем потоке летящем к некоему монстру, к чему - то, что уже не является просто частью России, к супергороду, вобравшему в себя всю мощь нации, к месту, где происходит возгонка её энергии, где люди, машины, здания, государство живут по другим законам, куда они затягивают и всю остальную страну.

Да, здесь живёт часть того «золотого миллиарда», который обладает, создаёт и пользуется основной, львиной долей богатства планеты.

Содрогнись, путник! Магический взгляд этого монстра заворожит и тебя. И ты вслед за сонмом россиян понесёшь себя в его чрево, приобщишься к его ценностям и уподобишься его обитателям.

Но я не остановлюсь на этом осуждающем слове. Всё сложней. Мегаполисы имеют много хороших сторон и не сделать этой оговорки, значит, исказить истину.

Москва живёт в ином времени, чем остальная Россия. Но и областные города также опережают малые города и посёлки, а те, в свою очередь, живут и работают интенсивней деревни.

Андрей Кулешов, когда-то мой первый заместитель в Магаданской таможне, а ныне преуспевающий московский бизнесмен, привёз меня прямо к офису агентства «Endjoy moto» по Афанасьевскому переулку, и я за 10 минут получил визу, грин карту и ещё оформил медицинскую страховку. Итого по расходам вышло следующее.

Шенгенская виза на 45 дней – 250 евро;
грин карт- 60 евро;
медицинская страховка -35 евро.
Всего: 345 евро.

Без хлопот и очередей. Я просто в восторге от работы агентства. Всё необходимое, всё, что могло оказаться такой головной болью, неопределённостью, они сделали за меня. Блеск! Вот как, оказывается, могут работать русские агентства.

17.07.07.

Через сотню километров от Москвы по Минскому шоссе машин стало значительно меньше. Дорога от 2 до 3 полос в обе стороны с превосходным асфальтом. По обочинам чисто. Правда, мало съездов и полевых дорог. Через 300 км. от столицы главными участниками дорожного движения стали фуры. Интенсивность автомобильного потока вопреки ожиданиям ниже, чем в восточном направлении между Москвой и Владимиром или Н.Новгородом. Получается, что главный центр грузооборота находится не западнее, а восточнее Москвы, и внутренние перевозки между Москвой и крупнейшими индустриальными городами выше, чем между Москвой и европейскими государствами. Странно и досадно. Разница полюсов, которая и создаёт основу торговли и товарооборота между соседними странами, должна быть выше, а хорошие дороги должны снизить барьер расстояния. Между тем фактически я этого не вижу. Недоработка, господин министр экономического развития и торговли! Мало торгуем.

Сегодня был сильный боковой ветер. При моей нормальной скорости 100 км/ч его толчки были весьма чувствительны. Завернул на заправку, залил топливо. Кстати, о топливе. Оно почему-то дешевеет с каждой сотней километров к западу от Москвы. Я уже прошёл весь спектр изменения цен в зависимости от меридиональной протяжённости нашей страны. Она выглядит следующим образом в рублях за литр бензина АИ-95. Белорусские цены привожу, несколько забегая вперёд.

-Магадан- 23,2 рубля;
-Магаданская область- 24-25 рублей;
-Усть-Нера -28 рублей (за АИ-92, АИ-95 нет);
-Сибирь 21рубль;
-Москва -20 рублей;
-300 км к западу от Москвы -17,9 рубля;
-граница с Белоруссией -18 рублей;
-Белоруссия- 26,2 рубля в переводе на российские деньги.

Но вернемся к процессу заправки. Залив бензин, вижу болтающуюся резину по правому борту мотоцикла. Я даже не сразу сообразил, что она у меня держала. Спальник! В Иркутске я купил за 500 рублей бэушный спальный мешок. Он был большим, вонючим, но, правда, тёплым. Я не любил его и даже прикидывал: не оставить ли где-нибудь в Европе, когда отели снимут необходимость ночёвок на свежем воздухе? Спальник, по размерам, как большая подушка, портил весь вид мотоцикла. Я притянул его одной резинкой, рассчитывая, что этого будет достаточно. Но судьба и крепкий ветер исполнили за меня мои тайные чаяния. А между тем мотелей и кафешек на Минском шоссе было не густо. А ну как дождь, и я не найду ночлега,- вспомню тогда этот спальничек, завёрнутый в двухметровый шмат иркутского полиэтилена.

18.08.07.

Смоленск. Подъезжаю к городу и ещё издалека вижу блеск церковных куполов на горке. Старинный город расположен на редких для русской равнины возвышенностях, и его улицы имеют впечатляющий уклон. Город не высок своими домами, не блещет фонтанами рекламы. Даже странно. После Москвы и Нижнего Новгорода можно было ожидать, что чем дальше на запад, тем ярче и вестернезированней будут крупные города.

В Смоленске вообще почти не встречаются офисы совместных предприятий или иностранных представительств. Проходя по его улицам, кажется, что попал в обстановку 20-х годов прошлого века, знакомую по фильмам советского периода. Городские здания обветшалы и некрашены. Но всё живёт, всё используется. Новостроек в центре города нет. Уже позже, по выезде на окраины, я заметил новые высотки, но по масштабам строительства с другими областными центрами это несопоставимо.

Через Смоленск протекает великая русская река Днепр. Но здесь её верховья и она совсем небольшая. К берегам спускается лес, сбегают дорожки, протоптанные рыбаками и отдыхающими. Народ не купается, несмотря на жаркую погоду. Вода на 10-20% по берегам покрыта вьющимися водорослями, которые неторопливо качаются, как в фильмах Тарковского.

Часть: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18.




Здравствуйте очень интересно было читать ваши рассказы.Но вопрос,а вам не страшно ездить по стране надеясь на мотоцикл,а вдруг с ним что нибудь случиться?Хотя когда у меня был ИЖ 49 я был в нем уверен,да ещё был случай когда мы на дороге перебрали заклинивший двигатель ИЖ Ю 4 хватило 8 часов.Буду ждать ответа Роберт г.Красноярск

церкви Корфу