Путешествие через Евразию на мотоцикле. Часть 13, Испания

      
Поднять/опустить
рейтинг отчета

02.08.07.

Я в Испании! Ура, - хотелось кричать мне, подходя к границе уныло однообразной французской равнины. Признаться, кроме эстетических надежд, в душе теплились ожидания изобилия дешевых кемпингов и кафешек, свободных диких пляжей, вдоль которых тянутся бесконечные километры дорог. В общем, образ Испании рисовался из смеси благостных пожеланий и альбомных открыток.

Я пересёк границу двух стран, не заметив её. Хотелось ещё непременно сфотографироваться где-нибудь возле дорожного знака или пограничного столба. Какой там! Где-то вблизи границы, уже подозревая, что вот-вот её пересеку, я заходил в магазин, и кассир говорила со мной по-французски. А уже через 15 минут на заправке оператор назвал мою колонку № 1 знакомым каждому русскому словом «Уно».(Уно, уно, уно моменто…).

Я вошёл в Испанию вдоль северного побережья в страну Басков. Она оказалась сплошь расположенной в горной местности, по крайней мере, в пределах тех 80 км., которые я успел по ней пройти до привала. Я, конечно, знал, что в ней имеются горы. Границу Франции и Испании вообще географически образует пояс Пиреней. Но я уже должен был пройти их, а горы почему-то не кончались. Горы - это плохая ночёвка. В горной местности скудна сеть полевых дорог. Есть огороженная автомагистраль, и всё. Несись с комфортом по первоклассному асфальту. Каждая пядь равнинной площади в долинах занята домами и инфраструктурой. Насколько же дефицитна тут земля!

Я забежал несколько вперёд, вернёмся и начнём по порядку.

Начиналась моя Испания, конечно же, с того, что я хотел пожить в отеле. Навигатор нашёл мне его ещё во Франции, и, выбрав цель курсором, я прибыл к порогу этого первого испанского заведения.

75 евро с человека! Это город, -подумал я. Да, в самом деле, отель был в городе Сан-Себастьян средней величины. Выбираю другой отель, за городом, но у моря в 15 км. от меня.

Лечу. Прибываю в прелестную курортную зону. Отдыхающие, море…150 евро в сутки! Холодный душ.

Выбираю точку подальше от моря в глубине Испании километров за 20 от берега.

Один вид этого отеля отбил всякое желание терять время на то, чтобы заходить в него. Для меня он был слишком роскошен.

По пути у меня уже вполне сложилось представление о проблематичности найти возможность вырваться в лес или в поле. Да, для России такая проблема звучит дико, а здесь это реальность. Равнинная Франция с густой сетью деревенских дорог уже представлялась мне утраченным раем. Воображение рисовало мрачную перспективу ехать до темна и далее всю ночь, а днём упасть без сил уже, где ни попадя, хоть на стоянке, и уснуть на солнцепёке.

И всё-таки я нашёл её - эту единственную полевую дорогу на гору, там, где автомагистраль забиралась на очередной перевал. Нашёл и не упустил. И вот пишу эти строки сытый и довольный, в палатке, поставленной на заросшей по колено травой горной дороге в никуда. Да, для России такая проблема абсурдна. Мы не ценим свои просторы. А если и ценим, абстрактно соглашаясь с их наличием, не извлекаем из них пользы. А ведь это ресурс, очень ценный, дефицитный ресурс.

И, несмотря на все оговорки, европейские заборы - это концлагерь. «Планета людей» - разве не французский писатель написал эту великую книгу? Интересно, ценят ли А. де С. Экзюпери так же на родине, как в России?

Не нравятся мне и платные дороги. Развитие национальной дорожной сети - забота правительства. Плата за проезд - есть форма дополнительного налога на водителей. Зачем нужен именно этот налог? Мало правительству денег на строительство?-Честно увеличьте на недостающую величину общие налоги, но пусть дороги остаются общим достоянием народа. К тому же взыскание платы само по себе требует дополнительного оборудования пунктов пропуска и содержания инспекторов.

Испанские дороги тесны. Это горный серпантин с очень высокой плотностью машин, включая фуры-LKV, как их называют в Германии. Ехать по вьющейся ленте трудно и медленно. Но я пока еду, поставив в настройках навигатора исключение из маршрута платных дорог. Рядом проходят платные магистрали.

03.08.07.

Мотоцикл плох. С каждым оборотом колеса слышу надрывный звук, словно дыхание чахоточных лёгких. Так и представляю себе картину, как на скорости 100-110 км/час в потоке автомагистрали у меня что-нибудь клинит, я падаю, и меня давят идущие сзади LKV. Они будут не виноваты. Они не смогут ни затормозить, ни объехать. А, может быть, того хуже, начнут при экстренном торможении врезаться друг в друга. - Нет, всё! Завтра ищу мастерскую. Уже есть примерно адрес, узнал в автосервисе, в 12 километрах на запад. Как раз по пути. Если бы не эти неисправности, завтра подошёл бы к Португалии.

Но завтра мне отказали в ремонте мотоцикла. А потом ещё несколько раз…

Сегодня душевно искупался в одной встреченной бухте.

Чистый пляж, лазурное море, народу совсем мало. У нас в России сложилось впечатление об Атлантическом океане как о промышленной свалке западной цивилизации. Может, это и преувеличение, но Атлантика удивила меня своей чистотой. Море, песок, скалы - чище, ласковей тихоокеанского побережья. Атлантика, как это ни странно, будто несёт на себе такую же печать ухоженности, благоустройства, как сама Европа.

Тихоокеанские воды полны водорослей, плавающих брёвен, взвеси ила. А здесь вы будто купаетесь в бассейне. Атлантика великолепна!

Было совсем не жарко. Дул крепкий ветер, поднимая крутую волну, и я остался в восторге от купания.

Многое зимой представлялось мне не так. Я боялся жары в Испании. Такой жары, какую пришлось пройти в Сибири и позднее в Центральной России, в Западной Европе я не встречал. Мне не верилось, что выйти на берег к морю будет проблемой. Да, здесь среди других встаёт и такая проблема. Вся земля огорожена, съезды с трассы ограничены или закрыты. Это не нормально. Пешком, конечно, пройти можно к морю почти везде, но пешком меня не устраивает. Я на коне.

Автомагистрали Кантабрии и Астурии представляют собой сплошной серпантин с широкой амплитудой поворотов. Лента трассы всё время идёт то на горный перевал, то низвергается с него вниз. В каждой долине находится или посёлок или город.

Переплетение магистралей в крупных городах столь велико, что может сравниться только с Парижем. А ведь я проходил города лишь уездного и губернского масштабов. Горный ландшафт очень украшает Испанию, но для хозяйственной деятельности местность крайне неудобна. Дефицит горизонтальных площадей ведёт к необходимости искусственного выравнивания рельефа, к отсыпке грунта, к террасированию. Это дорого. Высокая стоимость земли, в конечном счете, ложится на себестоимость готовой продукции. Но при всём при том стоимость жизни в Испании ниже чем во Франции и Германии. Батон хлеба стоит 48 центов. Во Франции - 1 евро. Стоимость бензина АИ-95 самая низкая в Европе - 1,07 евро за литр! В Германии и Франции - 1,32 и 1,4 евро, соответственно.

Строительство дорог в Испании должно было представлять весьма сложную задачу. Обычные дороги превращаются в спираль. Они имеют низкую скорость перевозок и высокую аварийность. Испанцы построили великолепные автомагистрали, спрямляющие максимальные неровности рельефа. Во многих случаях дороги проходят по виадукам и пронзают горные хребты через километровые тоннели. Если бы мы построили такие дороги, это считалось бы подвигом. А испанцы просто построили, не возлагая себе лавровых венков. Мо-лод-цы!

Путешествие на мотоцикле - это 12 часов за рулём. Конечно, многовато. Но тогда, когда удаётся остановиться пораньше, я всё время остаюсь чем-то занят. Путешествие вообще - это осмысленная жизнь в своём концентрированном виде.

Вот обычный распорядок полевой ночёвки. Встаю лагерем. Ставлю палатку, надуваю ртом матрас, выгружаю вещи. Ужинаю из того, что купил в магазине под вечер. Осматриваю «моцик». Изучаю карту: что прошёл за день, куда поеду завтра, соотношу своё положение на континенте. Забиваю завтрашний маршрут в навигатор. Пишу бортовой журнал и эти путевые заметки. Читаю поступившие sms и отвечаю на них. Измеряю своё кровяное давление. За этим два часа пролетают, как две минуты. Уже темнеет и надо спать. А ещё, случается, что-то надо делать с мотоциклом. Подтянуть цепь, смазать её, заменить лампочку и прочее.

Если ночуешь в гостинице, то убавляется постановка лагеря, но прибавляется душ, стирка, зарядка электроприборов.

В путешествии всё делаешь с удовольствием, ибо за каждой работой стоит насущная потребность, почти физиологическая страсть.

В России люди дивились, узнавая, откуда и куда я еду. Дивились даже в близкой к Магадану Якутии. В западных странах я очень редко встречал подобное удивление. Или им всё равно, или они столь толерантны?

04.08.07. В Европе люди чувствуют себя свободней, чем в России. Они не терпят навязчивый, демонстративный контроль. На пороге своего путешествия, выезжая из пределов Магадана, я уже был остановлен милиционером для проверки документов.

Здесь же, в Западной Европе, я, иностранец, с нагруженным мотоциклом, периодически по мелочи нарушающий правила дорожного движения, и вообще человек выглядящий иначе, чем свои граждане, - ни разу до сих пор не подвергся проверке документов.

Людям дают свободно и достойно жить. За ними не ходят по пятам в супермаркетах, в гостиницах записывают регистрацию имени со слов или любого документа, не требуют сдать номер в отеле при выезде, не просят карточку гостя, пуская на завтрак. Мы всё ещё задней ногой там, в своём лагере социализма. И виновата тут, конечно, не милиция. Наши милиционеры добросовестно исполняют законы и приказы. Правоохранительную политику страны формируют депутаты,- на сегодня, «Единая Россия».

А нарушаю ли я, к слову, ПДД? Я нарушаю их здесь больше, чем в России. Я нарушаю, как и все здесь, скоростной режим. Транспортный поток весь движется со скоростью, на 15-20 км/ч превышающий ограничения. На магистралях разнобой скоростей ещё больше. Я еду со своей любимой скоростью 100-110 км/ч. Это быстрее, чем LKV но, как правило, медленнее легковых автомобилей. Далее - я нарушаю правила в части парковки, в части пересечения сплошной разметки и разворотов. Но это уже в силу ошибок или нужды, в какую попадаю.

Вот, скажем, вчера, увидел в последний момент уже сбоку вывеску магазина «ЛИДЛ». Это европейская сеть дешевых продовольственных магазинов для негров, иностранных рабочих и русских путешественников. Правда, покупателями являются и люди среднего достатка. Цены там в 2 раза ниже, чем в обычных магазинах. Ну, в общем, для меня такой магазин - подарок. Резко прижимаюсь к обочине шириной 30 см и торможу. Хочу всей душой туда, к магазину. Время к вечеру, и это единственный магазин такого рода, который я могу посетить, другого уже сегодня не встретить. Это мой ужин. А магазин остался от меня слева. И разметка между встречными полосами сплошная. Ну что же мне было делать? Не ехать же сколь угодно неопределенно вперёд в ожидании разворота. Выжидаю безопасный просвет между машинами, удостоверяюсь, что на горизонте нет полиции, и решительно сворачиваю к магазину через сплошную полосу.

Сегодня, когда я сидел под тенью деревьев и занимался с навигатором, от пляжной публики отделился молодой испанец и спросил меня, показывая на мотоцикл: «Вы русский?»

-Да,- подтвердил я. Впервые ко мне подошёл европеец и сам отметил необычность моего пребывания здесь. Вообще, русских я видел только в центральных городах и на русском кладбище в Париже. Нас мало в Европе. Может быть, на курортах наши и присутствуют, а здесь в глубинке и даже на пляжах с отдыхающими испанцами я не видел из русских никого.

Европейцы очень сдержанны к иностранцам. Мы, если видим иностранца в России, готовы принимать его как дорогого гостя. Мы видим в нём судью, иностранного посланника. А ведь это всё проявления дикости - как у папуасов. Мы видим в иностранце сильного, богатого, независимого человека. И относимся к нему, как к барину. В Европе же до того, какого вы роду-племени, нет никакого дела. Для них вы человек с постоянным местом жительства за границей,- ну и что? Из этого ничего не следует. Потому и никому не интересно. Говоря об этом безразличии, я вовсе не укоряю европейцев. Это отзывчивые, добрые люди. В их обществе чувствуешь себя в безопасности.

Если вы не просите помощи, и ваш вид не даёт оснований предполагать, что вы в ней нуждаетесь,- они не станут вас беспокоить. Ваша свобода, покой, дистанция личного пространства для них неприкосновенны.

В России такое понимание тоже есть. Оно приживается среди лучшего слоя городского населения.

Европейцы отличаются от нас так, как отличается богатый от бедного. В этом главный фактор.

05.08.07.

Я на самом западе Испании, на мысе Финистерре. К мысу ведёт полевая, но асфальтированная дорога, правда, и она обрывается в 200 метрах от скал, так что дальше мне пришлось ехать уже по тропинке. Всё. Дальше на закат солнца дороги нет.

Сижу у скалистого обрыва, падающего прямо в океан. Но это западная точка Испании, это ещё не Португалия.

Десять часов утра. Тепло и ветрено. Низкая облачность ещё не разошлась и оттого пасмурно. Горизонт теряется в призрачной дымке. Океан дышит, непрерывно движется, разбивая свои волны о берег, которому миллионы лет. Пляжей нет. Отвесные стены. Я почти подошёл к западному финишу. Берег пустынен. Передо мной уже океан и дальше только Америка.

Испания не любит рано вставать в воскресенье. Лишь одинокая яхта режет волну. Меня не покидает чувство удивления, как я, русский, добрался до этих дальних, дальних краёв? Западная цивилизация пустила меня, дала пройти через самое своё сердце насквозь от Польши до Испании.

Находиться на берегу океана, а вдвойне - на крайних точках континента - очень спокойно. Чувствуешь, что сливаешься с океанам, со скалами, солнцем, в гармоничное целое. Преисполняешься благоговением перед мощью природы и её Создателя. Наверное, жить на таком берегу – счастье. Вот для того, чтобы сидеть на краю обрыва и вглядываться в тающий горизонт, я и прошёл эти 16 тысяч км за 52 дня. Как дорого мы готовы платить за призрачные ценности! Да, это из той же серии, что и миллион тонн кирпича для извлечения органной музыки.

Сегодня у границы Испании мне по дороге стал сигналить водитель фургона, догонявший меня. Останавливаюсь, смотрю перво-наперво мотоцикл - не отвалилось ли чего? Фургон останавливается рядом. Выходит весёлый испанец и говорит мне с акцентом – привет!

-Ты что был в России?- спрашиваю его.

-Ты русский?- спрашивает он снова и даёт трубку телефона. На другом конце слышу женский голос. Соотечественница из Тамбова живёт в Испании. Её муж, увидев мой российский номер, позвонил ей из машины, и вот мы говорим. Рассказываю ей, откуда, куда еду. Интересуюсь, как ей живётся в Испании, расспрашиваю о жизни. Было очень приятно услышать родную речь. Россиянка была вполне довольна своей жизнью, и всё же ей требовалось услышать русского…

Удивительно, но в Испании и в Португалии мало негров. Их гораздо больше встречается во Франции, Германии и Люксембурге.

Часть: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18.

Продолжение следует...




кузовной ремонт вмятин