Путешествие через Евразию на мотоцикле. Часть 17, Чехия

Поднять/опустить
рейтинг отчета

16.08.07.

Я - в Чехии. Не знаю сам почему, но сердце радуется, будто уже почти дома. Чехия очень похожа на Россию. Характер рельефа - плавные холмистые равнины. Много хвойного леса. Бросаются в глаза названия сёл и городов, вывески и реклама, где очень много знакомых по звучанию слов, записанных латинскими буквами. Чувствуется искусственность, притянутость западного влияния на славянскую культуру. Много строений в маленьких посёлках похожи на украинские хаты из фильма «Вечера на хуторе близ Диканьки».

С продавцами можно говорить по-русски, в основном, понимают. В общем, почему-то всё ближе, чем в Польше.

На вопрос: есть ли разница между чехами и более западными народами, в частности, соседними австрийцами, добросовестно скажу: есть. Чехи - проще. Они беднее австрийцев. Их машины старше годами, не всегда блестят никелировкой, краской и новой резиной. В Чехии напрочь пропадают заборы, запрещающие знаки на полях, отчего чувствуешь себе совсем вольготно. Здесь единая страна, не поделённая на клеточки приватных территорий. В общем, капитализм с человеческим лицом.

Сравнение нас, россиян, с народами Европы можно делать в разрезе различных свойств и признаков. И ответ на вопрос - разные ли мы с европейцами - тот самый ответ, к которому я подбираюсь уже давно, в интегрированном виде будет выглядеть следующим образом.

При наличии общего, общего базиса ценностей, на основе которого мы можем, потенциально можем, всегда находить общий язык, есть некий коэффициент различий уходящий как бы в иное измерение. Это - коэффициент рационализма, эффективности, нацеленности на конечный результат, присущий западному человеку.

Мы меняемся. Но наша гонка за ними, наша поступь не идёт след в след западным народам. Мы идём ЗА и несколько в стороне, параллельно им. Это гонка - на длинную историческую дистанцию. Мы отстаём. Мы, казалось, сбросили пудовые гири социализма, который тормозил наше движение в 1991 году, но бег наш не ускорился. И западные народы с досадой и недоумением оглядываются назад, машут призывно нам рукой: ну что ж вы, русские, давайте поднажмите, догоняйте нас! Коэффициент боковой дистанции сохраняется в нас, в чехах, белорусах, поляках, придавая нам своё лицо, которое совсем не хуже западного. Оно своеобразно. Оно не препятствует нам обретать западные технологии, культурные ценности, даже их традиции. Оно не препятствует догнать и обогнать их в некий исторический момент. Наличие наших национальных особенностей делает нас интересней и для себя, и для западных народов.

Что же касается перехода восточноевропейских славян в лоно Западной цивилизации, то в этом вопросе рано ставить историческую точку. Культурные, национальные особенности, память своего прошлого сохраняется в народах в течение столетий. В силу своей малочисленности, ограниченности ресурсов и потенциала самостоятельного развития, они обречены в течение всей своей истории искать сильных союзников - локомотивы. Сегодня это Западные страны. Но изменись через столетие соотношение богатства, технологий, сил в пользу России, славяне тут же вспомнят своё происхождение и станут искать опору и защиту на Востоке.

Какой же уголок моего маршрута путешествия оказался самым прекрасным? Какая страна владеет таким достопримечательным местом? Да, конечно, мне хотелось бы воскликнуть: Россия!

К сожалению, оглядываясь на пройденный путь, я не могу добросовестно отдать пальму первенства красоты своей Родине. Нельзя ручаться за объективность моих оценок, я полагался на вкус, на чувство прекрасного и ещё на нечто, что неизвестным образом восхищало меня.

Итак. Отдаю первое место португальскому атлантическому побережью, с венчающим его – мысом Рока. Это потрясающая полоса суши, аналогов которой нет ни в России, ни, наверное, нигде в мире.

Далее следуют луга австрийских Альп, горные вершины, утренний туман в долинах. Возможно, где-то у нас на Алтае есть похожие места, но траектория моего путешествия не позволила мне сделать непосредственно такого сравнения.

И, наконец, северная Франция, морское побережье Нормандии. Здесь красота природы слилась в единый ансамбль с французской архитектурой, с красотой жилищ простых жителей. Ничего даже близкого не встретилось мне в России.

Путь по России был временами труден и долог. Очень часто он был однообразно уныл. Чувство бесконечности – да, это есть на сибирских и дальневосточных дорогах нашей страны. Наши великие памятники культуры в плачевном состоянии, люди живут в условиях, недостойных великой нации. Но исторический марафон продолжается.

17.08.07.

Сегодня у меня выдался трудный день. Пришлось много походить пешком, почти бежать и много переживать. Но начнём сначала.

Ночью в поле от заката до рассвета я слушал барабанную дробь дождя о крышу моего жилища. Я рано лёг и рассчитывал наутро пораньше прибыть в Прагу, пока на дорогах было меньше машин, и город едва просыпался. В этом есть много прелести. Войти в самое сердце страны, в её сокровенные покои, когда только восходит солнышко, жители и туристы ещё нежатся в своих постелях. Вы видите в ясном утреннем воздухе незамутнённый чужим присутствием образ города. Улицы, площади, замки, скверы - всё смотрит только на вас. Уже позже их разберут на тысячи разных образов. С тысячами людей одновременно они выстроят, завяжут свои отношения - трогательные, интимные, доверительные. А сейчас никого нет, и все стены, улицы, деревья стоят, красуются, ждут только вас.

В это утро не всем планам суждено было сбыться. С тревогой я вставлял в утреннем сумраке ключ в замок зажигания. Опыт последних дней подсказывал: мой «моцик» не любит сырости и плохо заводится по утрам. Так всё и произошло. Один цилиндр даже начал хватать обороты, но стоило мне отключить стартер, как мотор безнадёжно замолкал. Одна попытка, другая, третья – чувствую, аккумулятор начинает крутить медленней. Плохой, совсем плохой признак. Шансы на успех стремительно падали. Оставляю мотоцикл отдыхать, а сам продолжаю сворачивать лагерь.

Пока я вожусь минут двадцать с укладками вещей, в поле совсем рассвело. Снова берусь за ключ. Зная эту его утреннюю болезнь, я благоразумно последнее время избегал останавливаться в низменностях, рассчитывая как на последний шанс, скатить мотоцикл с горки и завести сходу.

В этот раз я не то чтобы был в низине, но и не на горе. Местность была слегка всхолмлённой и позволяла, приложив большие усилия, дотолкать мотоцикл до ближайшего плавного и короткого спуска.

Ещё одной надеждой было хуторское хозяйство, находившееся вблизи моей полевой дороги метрах за двести позади. Но будить людей в шесть утра было рановато. И всё-таки мотоцикл завёлся! Есть такое свойство аккумуляторов. Постояв минут 10, они, будто живые, набираются сил и выдают в первые обороты все, на что ещё могут быть способны. Я правильно рассчитал. Двигатель затарахтел. Но трудности, с которыми мне предстояло столкнуться в этот день, только начинались.

Прага встретила меня ещё по дороге редким дождичком, который, впрочем, на мотоцикле воспринимался весьма серьёзно. Я въезжал в город около восьми утра. Несмотря на сравнительно ранее время, ещё на подходах к городу магистраль была полна транспорта. Плотное движение присутствовало и в самой столице, включая центр. Всю дорогу, а в городе вдвойне, я сожалел, что на руле мотоцикла нет больше моего верного навигатора «ТомТома». Карта памяти имела информацию только по границам Западной Европы. И вчера, пересекая пределы Австрии, я спрятал его в багаж.

Теперь снова, как в начале моего путешествия, приходилось ориентироваться лишь по «шильдам». А внутри города это ещё более сложно, чем на трассе. Указатели, даже там, где они есть, называют улицы или объекты, имена которых вам ни о чём не говорят. Единственное понятное слово:«Сentrum». Вот по нему-то я и пролетел мимо, лишь отметив красоту купола музея, как раз и являющегося центром Праги. Но я тогда этого ещё не знал.

Дорога обходила его сзади, и я не мог оценить всей обстановки. Ладно. Остановился у железнодорожного вокзала в километре дальше. Разузнав, где находится центр, ставлю мотоцикл и иду гулять налегке в обратном направлении. Продолжается дождик, поэтому шагаю одетым, как ехал в своём мотоциклетном дождевике.

Прага не обманула моих ожиданий. Красавица Прага, повторял я ещё в Магадане, некогда услышанную метафору.

Да, город такой тёплой, радостной красоты ещё не встречался на моём пути. Улицы вымощены крупным булыжником, как на нашей Красной площади. Дома, даже не считая удивительных замков, башен, крепостей, выкрашены яркой краской, подобранной с такой искусностью, что оставляют чувство покоя и умиротворения.

Покой и умиротворение – это высшая форма результата благоприятного взаимодействия города и человеческой психики. Идёшь по этим узким улицам, сворачиваешь раз, другой, третий и снова хочется идти дальше, открывать сказочные страницы давно забытой книги из счастливого детства. Ты понимаешь, что из этого места тебе не хочется уходить, что в этом городе тебе безопасно, тепло и уютно.

Вот неожиданно входишь на перекресток, образовавший маленькую площадь. А посреди неё растёт роскошное дерево. Вокруг стоят скамейки с витыми ножками, в листве щебечут птицы. Ты понимаешь, что всё это - не сумма эклектичных элементов. Это единый гармоничный мир, включающий в себя и каменную брусчатку, и круг домов, дерево, солнечный луч, пробившийся негаданно из-за туч прямо вдоль улицы. Ты коснулся, тебе посчастливилось увидеть идеальное. То - что обычно есть только в воображении, в наших книгах и картинах. И вот оно здесь наяву, прямо перед тобой. Сложенное трудами великих архитекторов, бургомистров и простых каменщиков. Всё, что ты видишь в центре старой Праги: райский уголок из романтических произведений, воплощённый в жизнь поколениями жителей этого города. Покой и умиротворение. С этим я и буду бродить по Старой Праге в течение нескольких часов, дивиться изящным сувенирам из богемского хрусталя, внимать ароматным запахам из распахнутых окон кафе и ресторанов, видеть отражения таких же чувств на лицах других туристов.

Прага, ты останешься в моём сердце в сизых приглушённых красках пасмурного дня, с бисером капель на крышах машин, с расходящимися кругами на лужах, с боем часов на высоких башнях.

Что принесло мне блаженство в этом городе?

Не знаю. Нечто, чего не хватало в других местах моего длинного пути.

Как и почему же это возникает?

Снова не знаю. Нам не дано всё знать. Довольно и того, что мы ясно видим источник блаженства. Красота есть тайна. Пусть академии архитектуры ломают головы и точат перья над загадкой успеха, чуда, таинства Старой Праги.

Красавица Прага, ты останешься в моей памяти родным домом, который я обрёл в это утро и покинул через несколько часов. Останешься, несмотря ни на что…

Последняя фраза не случайна. Споткнуться, оказалось, есть, обо что и в этом благостном месте. Гуляя по Праге, я уже, было, собирался сворачивать к своему мотоциклу, когда обратил внимание на плакат со знакомым рисунком. На нём был изображён наш олимпийский Мишка из 80-х., улыбающийся во всю свою круглую мордочку, но с …автоматом Калашникова. Ниже надпись говорила о некоем музее коммунизма, расположенном неподалёку. Я отыскал музей. Он расположился в мрачных комнатах, будто наспех подготовленных под актуальное мероприятие.

«Музей коммунизма» - значилась ещё одна вывеска, перед входом, где на этот раз изображалась русская матрёшка с клыками вампира. Вот в этом же духе была и сама экспозиция. О коммунизме рассказывалось в Чехословакии, но почему-то всё время с символикой Советского Союза. Да, там были исторически правдивые фотоматериалы и об установлении просоветского строя после Второй мировой войны, и о подавлении Пражского восстания в 1968 году. Но почему-то не рассказывалось о том, что в правительство Чехословакии входили не русские комиссары, а чехи. Не приводилось фотографий о том, как граждане этой республики единодушно голосовали за своих коммунистических лидеров на выборах. Что на 1971 год в коммунистической партии Чехословакии состояло 1,090 млн. человек. Все они сами добровольно строчили заявления о приёме, а скольким ещё было отказано!?

Идеей экскурсоводов музея было рассказать, как могучий Советский Союз силой насадил маленькой Чехословакии коммунистический строй. Сами чехи выставлялись невинными жертвами своего восточного соседа.

Мелко это. - В этом слабость народа и его «хитрого» руководства. Свалить вину на СССР, представленный сейчас ослабевшей Россией, а самим оставаться как бы чистенькими и невиновными перед новыми западными друзьями. На них, собственно, и была рассчитана подборка материалов. На них, и на свою коньюктурную идеологию.

Эх, чехи, чехи…

В 12 часов я тронулся на восток. Святой обязанностью путешественника на мотоцикле является забота о своём «коне». Я и заботился. Уже на окраине Праги останавливаюсь в одном, другом автосервисе, прошу подзарядить аккумулятор. Отказывают. Направляют в третью фирму неподалёку. Там вроде договорился, что в течение часа зарядят, и поеду дальше. Рассчитываю, что мой аккумулятор маленький, всего на 6 ампер/часов. Стало быть, силы тока всего в шесть ампер хватит, чтобы за час дать ему полный заряд. Для любого зарядного устройства это не проблема.

Аккумуляторщик требует, чтобы я снял и принёс ему отдельно батарею. Жаль. Я так надеялся, что не придётся возиться с изъятием аккумулятора из мотоцикла… У меня рама навесного багажника делает эту простую операцию очень неудобной.

Вожусь. Всё мешает. А ещё у меня присоединен дополнительный прикуриватель. В общем, - вынуть батарею, это отдельная маленькая задачка, начиная со вскрытия внешней панели мотоцикла. Но и она никак не идёт - мешает багажник. Долго и тщетно копаюсь с панелью, ещё не добравшись до самого аккумулятора. Хочется уже всё бросить и ехать дальше. Уже было так и решаю. Но панель уже наполовину снята. Хочу поставить её обратно. Но вот досада - не могу вернуть на место. Ладно, снова продолжаю снимать.

Насколько же проще бы всё оказалось в этот день, если бы я уехал.

Наконец, подёргав багажник, изогнув упругую пластмассу панели, освобождаю недостающие миллиметры пространства.

Отдаю аккумулятор мастеру, а сам ухожу гулять по окрестностям и в магазин «ЛИДЛ», удачно расположенный прямо напротив. Проходит полчаса. Сижу, закусываю прямо возле своего мотоцикла, когда мастер выносит мне назад аккумулятор со словами, что он совсем «капут».

Как! Я же отдал живой аккумулятор, я же приехал своим ходом, он же был лишь немного разряжен! Никакие мои эмоциональные претензии не принимаются. Требую «босса». Высказываю ему всё в том же духе - ноль эмоций. Меня просто не хотят слушать.

Вижу, что путь претензий ведёт в тупик. Мне уже просто надо из этой ситуации как-то выбираться. Спрашиваю, где взять новую батарею. Босс даёт мне визитку некой фирмы, которая находится где-то в Праге не очень далеко. Как туда попасть? Я не имею ни карты Праги, ни действующего навигатора. Прошу вызвать такси по телефону. Работники этой «шарашки» будто впервые слышат о такой форме перевозок. Прошу назвать хотя бы адрес их здания, чтобы я мог вернуться назад, если потеряю дорогу, что не мудрено. Отказывают.

Эти негодяи со мной вообще не хотят разговаривать. Понуро вставляю аккумулятор на своё место в надежде, что может всё не так плохо. Ключ - в зажигание. О! Лампочки даже не загораются. Да, аккумулятор мёртв.

Тем временем аккумуляторщик упорно пытается понудить меня завести мотоцикл и уехать в эту фирму своим ходом. Я чувствую, что они хотят просто, чтобы я не остался у них под окнами. Уехал с глаз долой, а дальше не их забота. В принципе, ехать в эту фирму на мотоцикле, в самом деле, сподручней, хотя я и слабо представляю себе куда.

Заводим мотоцикл от внешнего источника тока. Пытаюсь тронуться. Мотор работает с перебоями под малейшей нагрузкой, грозя в любую минуту заглохнуть. Тахометр, почему то на холостом ходу показывает 8000 оборотов. Это очень много и соответствует скорости 95 км/час. Нет, я так далеко не уеду. С мёртвым аккумулятором мотоцикл работать не хочет. Остановится на ближайшем перекрёстке, и моё положение усугубится даже по сравнению с настоящим. Глушу мотор и отправляюсь на поиски фирмы пешком.

Я шёл полтора часа, хотя первоначально аккумуляторщик называл расстояние в два километра.

Такси на улице нет. Это удивительная особенность Праги. На окраинах при интенсивном движении найти такси нереально. Раз минут в 15 можно увидеть одну мчащуюся машину, но и она оказывается с пассажиром. Чем объяснить этот феномен? Наверное, только тем, что жители поголовно имеют собственные автомобили. Но сегодня этот факт работал против меня.

Кончался рабочий день пятницы. Работники автосервиса, с которым свела меня моя несчастная судьба, расходились уже после 14 часов по домам. Будет ли ещё работать та аккумуляторная фирма, если я дажё ее найду,- терзали меня сомнения? Я упорно шёл. Что мне ещё оставалось делать. Останавливал прохожих. Женщины шарахались от моего голоса в испуге. Молодёжь вообще плохо понимала русские слова и не знала своего города. Люди постарше охотно помогали.

Уже на подходе к своей цели я уточнял улицу у полицейского наряда, ловившего нарушителей скоростного режима движения. Один из полицейских, который, впрочем, любезно говорил со мной и хорошо понимал, был, как мне показалось, изрядно пьян.

Задача осложнялась тем, что на домах чешских городов не пишут имена улиц. Названия указаны на стрелках, установленных, на перекрёстках. Нумерация домов тоже была немыслимой по своей системе. Выйдя на нужную улицу в её начале, я пошёл вдоль. Номер дома на визитке значился 339/20. Я прошёл 30 домов, и на это ушло минут десять-двенадцать. С обречённостью я представлял себе тот длинный путь, который лежал ещё впереди. А дома следовали с большими пролётами промышленных объектов, заборов, пустырей, торговых центров. Я наткнулся ещё на один автосервис и не применул зайти туда, спросить аккумуляторы. Аккумуляторов там не было, но про мою фирму мне сообщили, что она в 300 метрах впереди. Ура!

Они обманули. До заветной вывески на стене здания оказалось меньше 100 м. и там были, какие угодно мотоциклетные аккумуляторы. За 23 евро мне нашли нужный по размеру.

Назад я шёл уже с приятной тяжестью ровно один час. Судьба и на этот раз дала мне преодолимое препятствие. А в самые безнадёжные минуты я уже прикидывал возможность окончания путешествия. Это сейчас всё кажется легко и почти весело. А тогда я мог просто не успеть к закрытию фирмы, никто не гарантировал мне, что там вообще есть нужные аккумуляторы. Предстояла ночёвка на газоне, а также поиски аккумулятора на выходные в чужом огромном городе.

Ночую в чешской гостинице маленького не то поселка, не то деревни. На первом этаже в ресторанчике идёт гулянка. Звукоизоляция в доме хорошая, и поэтому мне они совсем не мешают. Уже засыпая, с удивлением, слышу, как хор возбуждённых голосов заводит знакомую песню… Гимн Советского Союза! Это к вопросу об интеграции чешской нации в западноевропейское пространство.

Часть: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18.




http://www.tdfilter.ru/ продам производство воздушных фильтров. . http://realtai.ru/ как потратить материнский капитал на квартиру.