Путешествие через Евразию на мотоцикле. Часть 15, Италия

Поднять/опустить
рейтинг отчета

Снова Испания

8.07.07.

Снова Испания. Тепло, плюс 45 градусов. Но в тени переносится нормально. В поисках стоянки мечтал о французских и португальских лесах. На открытом солнце останавливаться невозможно. Это новый фактор, который теперь надо учитывать. Таким образом, чистое поле до заката теперь отпадает. Нашёл подходящее дерево с тенью, с полевой дорожкой и без заборов, чему несказанно рад.

Сегодня я, наконец, понял корень ещё одной своей проблемы. Удивительно, но в Западной Европе трудно найти продовольственные магазины. Просто купить хлеба становится сложной задачей. Города наполнены витринами: стройматериалы, сантехника, аптеки, одежда, рестораны - а продовольственных магазинов нет. Где они все здесь отовариваются? В России, первое, что вы встречаете на каждом углу,- это продуктовые ларьки и магазины.

Оказывается, в европейских городах продовольствие сконцентрировано в супермаркетах, где есть всё. Стоит такой гигант один на весь район или на маленький город и обеспечивает продовольствием своих жителей. Но они-то знают, где он, а я не знаю, пока случайно не нарвусь или не спрошу.

В континентальной Испании жизненного пространства уже хватает. Соответственно снижается плотность населенных пунктов. Тем не менее, вся земля остаётся поделённой и огороженной. Большую часть земель занимают пастбища для коров. Пастбищ, пожалуй, даже слишком много. Это дикое поле с травой ниже колена, тянущееся на десятки километров, на котором едва видно на горизонте маленькое стадо, а, бывает, что и никаких животных не видно.

В полях часто растут низкие, но пышные деревья. Шапка листвы на них образует настоящий лиственный шар на ножке крепенького ствола.

В полях много живности. Когда утром трогаешься с ночной с оянки, то от каждого дерева убегает или заяц, или птица, или даже видишь в поле дикого кабана. Это богатство животного мира, наполненность им полей и лесов - есть богатство Испании. Нет этого в России. Леса и поля есть, а изобилия природной живности нет. Выбита и перепугана вусмерть нами. Свобода охоты в России не есть доблесть и богатство. Изобилие фауны - богатство. А свобода охоты - это наш порок, кровавая забава.

Едешь по центральной Испании и видишь то тут то там на возвышенностях стоят старинные крепостные стены, башни. А вокруг выстраиваются современные крестьянские домики, живёт своей жизнью деревня. И никто не охает, не восхищается памятником культуры. Впрочем, иначе и не может быть.

Травы на Пиренейском полуострове полны колючек и иголок. Здесь нет той ласковости зелёного покрова, который присутствует в России и северной Европе. Больше всего состав полевых трав напоминает Крым.

Испанские городки выглядят пустынными в полдень. Окна домов завешаны ставнями от солнечного проникновения. Люди прячутся в помещениях. Я долго в Европе по российской привычке не делал разницы между солнечной и затенённой стороной улиц, шел, где было ближе. Но уже здесь, в Испании, заметил, что порой едва ли не один жарюсь на солнечной стороне, в то время как остальной народ движется в тени. Вскоре и я стал выбирать тёмную сторону. В южной Европе это уже имело большое значение. Здесь физически чувствуешь солнечную радиацию как негативный фактор. В тени же вполне можно жить.

09.08.07.

Сегодня в 9.25 прибыл в центр ещё одной европейской столицы - Мадрид. Увы, город не оправдал моих ожиданий. Не увидел я в нём неповторимого и прекрасного национального лица, какие видел, начиная от Минска в каждой столице. Узкие проспекты зажаты в стенах обычных безликих домов. Арки, памятники, правительственные здания, национальная библиотека - всё меньше и бледнее нежели принято в других столицах. Транспортному потоку тесно в городе. Как ни в одной столице много магистралей пущено в глубокие тоннели, которые ветвятся и тянутся на километры под землёй. На улицах многолюдно. Чистота на среднем уровне, такая бывает и у нас.

Я искал неповторимый образ западной архитектуры в её крайних проявлениях, вязь орнаментов готических башен, символы тысячелетней испанской короны, следы могущественной империи, диктовавшей столетия свою волю на континенте, и простёршую свою экспансию за океан. Может, я не там был. Обследовал всё вокруг того места, что мне показывал навигатор как центр города. О том же говорили карты на автобусных остановках. Не увидел я, не нашёл, не обрёл того, что хотел. Лиссабон, только он останется в моей памяти непревзойдённой жемчужиной Пиренейского полуострова.

Еду дальше на 30 км на запад от Мадрида в губернский город Сарагосу. Сарагоса порадовал только крупной зоной коммерции. Сам город состоит из типовой застройки 20 века. Движение транспорта умеренное. Благоустроен, но это в порядке вещей для Европы. Я же ищу большего. Ищу точки восхищения. Я искал их и в российских городах, и многие не обманули моих ожиданий.

Так что полюбившиеся мне Нижний Новгород, Екатеринбург, Омск могут с успехом соперничать с европейскими губернскими городами.

Испания порадовала меня сегодня своей природной красотой. Восточнее Мадрида в Гвадалахаре и Арагоне пошла холмистая местность, сократились поля и пастбища. Исчезла колючая проволока частных владений. Прерия - именно таким американским словом нужно назвать ту пересечённую равнину, которая открылась мне и была знакома по фильмам об индейцах. С удовольствием, вопреки стрелке навигатора, сворачиваю в эту знойную степь. Вокруг ни души. Только солнце, колючие травы, да сухие кустарники. Вот она, Испания.

Вечером, на закате, сижу в палатке, пишу. Звонят мои кубанские казаки. Докладывают, что собрались вместе и выпивают за мой успех и здоровье. Так приятно! Вот настоящие люди.

Сегодня утром, выезжая с заправки, я грубо нарушил правила движения. Дорога была свободна, от заправки был чистый проход на трассу, но на пути стоял знак- «кирпич» и лежала сплошная линия разметки. Ну не искать же было другого выезда, если трасса проходила в трёх метрах. Утреннее солнце стояло ещё низко и било с востока мне в глаза, что не позволяло опознать в двух силуэтах в 100 метрах впереди испанских полицейских, на мотоциклах, стоявших на трассе.

И вот на их глазах я торжественно выезжаю на трассу. Через секунду, увидев разворачивающиеся ко мне полицейские мотоциклы, понимаю свою оплошность. Меня тормозят. Полицейский обходит мой мотоцикл, смотрит на номер, спрашивает, откуда я. Продолжает объяснять на английском, что пересекать сплошную линию нельзя. Я быстро оцениваю безнадежность своего положения. Отрицать пересечение бесполезно, их двое - им поверят. Остаётся всё признать и повиниться.

Театрально воздеваю руки к своей голове в раскаянии. Полицейских было в этот день необычно много в этом районе Испании. Видно, там тоже принято устраивать рейды по усилению контроля безопасности движения. К моему счастью, они не видели «кирпича», который стоял к ним обратной стороной. Поэтому вменяли мне только пересечение сплошной линии и, посчитав сие малозначительным, отпустили, попрощавшись: бай- бай!

Даже не проверили документы. Наверно, у них стояли другие более важные задачи. Да здравствует испанская полиция!- хотелось мне воскликнуть после того, как их мотоциклы скрылись на трассе.

Моя первая открытая ночёвка на частных землях фермеров. Еду по полю. На дороге стоят лужи. Видно днём здесь прошёл дождь. Моя резина - не чета той, на которой я выезжал из Магадана. В дорожных покрышках для асфальта ехать по жирной чернозёмной грязи невозможно. Как назло, лужи стоят в глубоких колеях, и удержаться, не упав, можно только точно по середине вогнутой поверхности. Какое-то время это более-менее удаётся, но, в конце концов, я попадаю на боковую поверхность, и мотоцикл, вильнув, валится на маленькой скорости.

Не опасно. Но очень уж тяжело поднимать гружёный мотоцикл. С первого раза не получается. Я уже отвык от этих упражнений.

Тем временем, когда я уже поставил мотоцикл на колёса, меня догоняет пеший фермер с двумя большими собаками. Ситуация не внушает оптимизма. Хорошо хоть в восточной Испании исчезли эти бесконечные межевые заборы, так что я формально вроде видимых границ не пересекал.

Первым широко улыбаюсь, здороваюсь. Говорю, показывая на лужи, - вот упал из-за воды. Неожиданно получаю такую же улыбку и вполне радушный тон. Вместо претензий, собеседник справляется, нет ли у меня проблем в связи с падением. Говорю ему, что собираюсь спать, где нибудь здесь в своём маленьком доме, показываю на палатку. Фермер заботливо предостерегает, что здесь на полевой дороге могут ходить машины и трактора.

В общем, человек, как человек. Никаких возражений против моего нежданного присутствия на их поле, никаких претензий. И, как обычно в Европе: никаких расспросов кто я и откуда. Ведите себя с европейцами, как подобает в гостях - скромно, вежливо, культурно,- и вы найдёте у них гостеприимство и понимание.

Для европейцев вы иностранец со своим плохим произношением, и всё. То, что я русский, не производит на них никакого впечатления, и это хорошо. Это гораздо лучше, чем можно было ожидать. Безразличие к моей национальной принадлежности свидетельствует о том, что у европейских людей нет ни фобий, ни враждебности к России. Врага, источник угрозы всегда выделяют, - безразличие есть амое объективное свидетельство лояльности их,- к нам.

Готовясь выезжать из Магадана, я, было даже, припас маленький российский флажок, но в последний момент не взял его, ограничившись наклейкой российской эмблемы на ветровом щитке над фарой мотоцикла. Не взял, подумав, что в пыли ткань загрязнится, потеряет вид. К тому же его некуда было надёжно закрепить. Но сейчас, уже возвращаясь в Россию, и глядя на разнородную толпу людей в столицах государств, я думаю, что всё получилось правильно. Европейцы не выделяют людей по национальности. Они видят в каждом – человека, с его достоинством, правами и неприкосновенностью. И это великая ценность, к которой они пришли к 21 веку. Ездить и размахивать русским флажком - в этом есть снова нечто папуасское. Представители наших малых народностей любят подчёркивать свою особую национальность, рассчитывая на некие дополнительные права, сверх общих. Русские - не папуасы. Выделять себя своим флажком, это выделять Россию из числа равных европейских стран. Так что всё правильно. Пусть я останусь равным среди равных представителей великих народов этого континента.

Последним моим испанским городом была жизнерадостная Барселона. Весь берег Средиземного моря образует благоприятную полосу жизни, колыбель цивилизации. А Барселона - это лучший из городов Испании

Барселона - это ярмарка. Пешеходные улицы занимают в ней целые кварталы. Они полны жителей и туристов. Все благодушны. Проспекты широки, набережные просторны. Очень много мотоциклов. Часто можно услышать русскую речь наших. Пальмы образуют торжественные ряды аллей вдоль приморских магистралей. Барселона -это праздник жизни и уж куда веселей сухого и скучного Мадрида.

Снова Франция

11.08.07.

Сегодня на французской трассе, где пруд пруди разных мотоциклов, меня догнал один упакованный в кожу байкер в солидном возрасте и энергично показывал большой палец, поднятый кверху, демонстрируя уважение русскому мотоциклу. Было приятно. Я, насколько позволяло управление, раскланивался в ответ. Знал бы он, что я не из Москвы и уже давно возвращаюсь обратным ходом из Португалии.

Возможно, у меня ещё живы стереотипы холодной войны, но подспудно я чувствую перманентное удивление той свободе, бесконтрольности, которой я пользуюсь, передвигаясь по всему Европейскому Союзу. Я, человек другой православной цивилизации, полковник в отставке, езжу из страны в страну по любым дорогам, магистралям, полевым тропинкам, смотрю и фотографирую города, людей, промышленные объекты, красоты и безобразия, и никому до меня нет дела. Даже при нарушениях ПДД у меня не проверяют документы. Что это, рыхлость Европы или её неимоверная самоуверенность и мощь?

Да, хочется сказать, это проявление силы.

Это либерализм западной цивилизации. Даже иностранцу она даёт такое бесконечное право свободы передвижения, которое входит в противоречие и с вопросами безопасности, и с интересами миграционной политики. Либеральные идеалы ставятся превыше всего. Это крайность. Но эта крайность из той череды высоких максим, которая не может не восхищать.

От французов, которых я вижу в кафе, на заправках, в машинах, остаётся очень трогательное впечатление. Сегодня в ресторанчике официантка совсем не знала английских слов. Видя мои потуги найти с ней общий язык, одна посетительница из-за столика взялась мило переводить мои желания с английского на французский язык. У всех всё замечательно получилось. При этом моя национальная принадлежность осталась для них снова неопределённой. Просто иностранец.

Сижу в палатке во французском лесу под Марселем. Рядом, наверное, какой-то водоём или болото, ибо лягушки орут так, что перекрикивают птиц. Видно, не всех ещё изловили повара.

Италия

12.08.07.

Я выполнил план дневного перехода и стою лагерем в горном лесу в 18-ти километрах от Генуи. Это - Италия. А до этого был целый день очень разнообразных дорог.

С утра въехал во Французский Марсель. Было 9 часов. Людей в городе мало, машин тоже. Ничего особо примечательного мне не встретилось. Реванш взяла природа. Город окружён вплотную подступающими великолепными горами. Такие мне встречались только в этой стране. Вообще на французском берегу Средиземного моря стоят не только катеджи и курортные города. Значительная часть территории имеет классический индустриальный образ с трубами и корпусами промышленных предприятий.

Сегодня у меня всё складывалось без ЧП, но как-то неудачно. Началось с того, что утром в последнюю минуту перед выездом из лагеря я обнаружил, что цепь мотоцикла очень сильно провисает. Пришлось застопориться на 20 минут. Подтянул. Потом проверил цепь, спустя полчаса - перетянута. Остановился на заправке в Марселе. Отпустил.

Потом попал на горный серпантин, позволявший ехать со скоростью 60 км в час. К обеду, проехав всего 180 км, ищу какой-нибудь Макдональдс или дешевую кафешку и не нахожу. Идут небольшие прибрежные города курортного профиля - весь общепит шикарный и дорогой. Плюнув на высокие цены, голодный, захожу в ресторанчик. Прошу пиццу. Это уже Италия. Тороплюсь, потому что надо же ехать. Хозяин, побродив по залу минут десять, начинает готовить мне эту пиццу, с нуля раскатывая тесто. Как назло в уличной жаре я после остановки быстро скинул с себя куртку на мотоцикл и не взял из кармана с собой зарядку от телефона. Вспоминаю об этом, каря себя за рассеянность, уже в ресторане. Возвращаться за зарядкой довольно далеко. К ночи останусь с севшей батареей.

Проехав несколько часов по бесплатному серпантину, я махнул рукой на экономию и перешёл на платную магистраль.

Какая кра-со-та! Трасса на Гуную шла по морскому побережью Средиземноморья. Но если бесплатная дорога проходит непосредственно по посёлкам, то магистраль поднята в горы на высоту 50-150 м. Итальянское побережье в этом районе состоит из горных хребтов, выходящих своими отрогами прямо к воде. Каждое ущелье занято поселками и городами. Соответственно дорога по такой местности должна представлять сплошную череду подъёмов и поворотов. Но магистраль избежала этих неудобств. Итальянцы подняли и несколько сдвинули её от берега в континент. Через каждое ущелье переброшены километровые виадуки, упирающиеся в горные тоннели. До полудня я прошёл десятки и десятки тоннелей.

Я восхищался испанскими дорожниками, проложившими тоннели на севере своей страны. Итальянцы превзошли их! Каждый виадук - это полёт над пропастью, полёт над далёкими черепичными крышами посёлков, ютящихся в долинах. Каждый следующий тоннель готовит для вас новую захватывающую картину, в которую вы вырветесь из этой сумрачной трубы.

Уже вечером, когда я затарился продуктами и шёл по маленькому приморскому городу к мотоциклу, пришлось давать огромный круг из–за отсутствия тротуаров и вообще места для пешего человека на дороге. Пока обходил полкилометра, начался дождь. Добрался до мотоцикла. Упаковываю в свои кофры всё, что может промокнуть, и еду в сторону от моря в континент, в горы, в поисках ночлега. Не тут-то было.

Такой плотности использования пространства не встречалось даже в испанских Пиренеях. Здесь идут отроги Альп. Горы очень круты. Люди искусственно отсыпали и обихаживали каждую горизонтальную площадку в ущельях. От дороги сразу без обочин начинается заросший лесом горный склон. Исследую до тупика одну дорогу, другую, ещё… Все они кончаются домом и частным огороженным участком.

Люди ещё работают, что-то делают в своих сараях, продолжают строиться. Ко мне приветливы. Видят, как я еду в гору, возвращаюсь назад, машут с улыбками. Так принято. Киваю и улыбаюсь в ответ. Мотоцикл перегревается на крутых подъемах на малой скорости. Продолжает лить дождь. Ну, думаю, если ничего себе для ночлега не найду, поеду дальше по Италии. Рано или поздно, всё равно что нибудь подвернётся.

Ещё на побережье я видел несколько строительных площадок у трассы, огороженных знаками и символическим заборчиком. Шумно там, но, в крайнем случае, палатку поставить можно. Думал также про морской берег. Но это не Португалия. Здесь нет необустроенных пляжей. Весь берег - сплошная курортная зона или территория порта. К тому же берег каменист, состоит из крупных метровых глыб. Дует сильный ветер, создающий угрозу благополучию палатки.

И всё-таки я нашёл. Я нашёл его - дивный уголок в горах недалеко от лесной дороги. Съезд с дороги к реке, правда, был огорожен четырьмя огромными камнями, но для мотоцикла они оказались не помеха. Чудная площадка рядом с прозрачной горной речушкой. Ну, прямо родная Колыма!

И вот я в палатке. Таким образом, цепь тягот и невзгод, тянувшаяся сегодня спозаранку осталась в прошлом. День увенчался успешным выполнением запланированного маршрута и прекрасной ночёвкой у горной реки.

В итальянском курортном посёлке у Генуи мне довелось сегодня посетить католический храм. Была воскресная месса. Вечер хмурился дождевыми облаками, и храм был полон людей.

Мы в России со школьных учебников помним рассказ летописца о том, как князь Владимир, выбирая новую веру, отправил для изучения вопроса своих послов, и те возвратились из Византии, поражённые красотой и благолепием православных храмов. С этих самых строк у русского человека складывается подспудно вера в то, что православные храмы и православные обряды есть самые красивые и величественные среди всех иных конфессий.

То, что я увидел в католическом храме маленького итальянского городка, поразило меня своим великолепием и торжественностью. Художественная отделка помещения, стен, куполов, роспись витражей была настоящим шедевром искусства. В сосредоточенной тишине зала полного прихожан звучал чёткий голос падре. Итальянский язык сам по себе певуч и благозвучен, а в этих великолепных стенах речь оратора реяла торжественной песней, гимном идее, которую он нёс своим слушателям.

Я православный человек, но оставаясь верным правде должен сказать, что тот религиозный нерв, который я услышал, которому внял в этом зале, красота убранства обители, несли в себе силу и высоту, не уступающую лучшим православным храмам. Сердце моё радовалось за итальянцев - это же братья наши, христиане.

Мы отстаём от передовых стран в экономике на 20-30 лет. Мне кажется, что с таким же шагом следуем за ними в своём развитии и в остальных сферах нашего бытия.

Народ не остаётся неизменным. Мы другие до неузнаваемости по сравнению с нами из 19 века. Мы другие, чем были 100 лет назад. Мы сильно изменились уже с 91-го года. Тогда мы отличались от европейцев даже физически. Мы были иначе одеты, мы пользовались другими товарами, технологиями, мы имели иные выражения лиц и представления о себе и о них. Сейчас физически мы уже неотличимы. Мы гонимся, гонимся за ними в течение всей нашей истории и - догоняем. Это задача ещё не решена. Но это не значит, что она не будет решена никогда. Японцы, корейцы, жители Сингапура показали, что дистанция отставания ещё большая по длине, чем та, что отделяет нас от лидеров, может быть успешно преодолена в исторически короткие сроки.

Более того. Закон, не закон - есть такое свойство.

Потребность. Потребность, осознанная обществом, неизбежно рано или поздно находит свою реализацию, удовлетворение. Мы должны говорить, обсуждать, мы должны уяснить - да мы отстаём. Это НЕ нормально. И это временно.

Задача - догнать и перегнать ИХ не должна сниматься с повестки дня.

13.08.07.

Первое утро в Италии. Мне уже определённо хочется домой. Как россияне живут за границей в добровольном порядке?

Италия менее других похожа на современное европейское государство. В Генуе сплошными рядами стоят замечательные старинные дворцы и просто дома средневекового периода. Всё это построено террасами и взбирается веером в горы, так что издалека видно весь состав сооружений. И, тем не менее, настоящие античные постройки утонули в частоколе вчерашних новоделов. Итальянцам в городах хронически не хватает места. Впрочем, и сельская местность используется значительно интенсивней, чем в Испании. Можно констатировать, что Италия исчерпала свои ресурсы свободного пространства.

Именно нехватка места среди других стимулов заставляет итальянцев возводить великолепные автомагистрали во второй ярус, как это сделано в самой Генуе.

Есть поверхность города с его улицами, светофорами, набережной, дорожным движением. Параллельно этой городской поверхности на высоте 10-30 метров проведена классная скоростная магистраль. Это впечатляет.

Итальянские города и посёлки, хотя по форме застройки очень близки к таким же городам Германии, Франции и Испании, но более неряшливы. Тут и там можно заметить обветшалую штукатурку, поврежденные кровли и заборы. Наверное, это ближе к нашему характеру. Но такая близость почему-то не привлекает. Немцы - вот кто остаётся самым симпатичным народом.

Самый вкусный хлеб в Европе - это французские батоны. Самый плохой хлеб - в Италии и продаётся не как везде по цене за штуку изделия, а - за килограмм. То есть, взвешивается перед тем, как быть вам отпущенным.

Продовольственные магазины Италии в небольших городках по номенклатуре товаров беднее французских и испанских и сопоставимы с нашими хорошими магазинами в губернских центрах.

В Венеции прибыл на вокзальную площадь. Дальше движения нет. Хочу поставить мотоцикл, а некуда. Везде бордюры выкрашены в жёлтый запрещающий цвет. Есть платные парковки, но это договор хранения, я не хочу его, и никто не должен меня к нему принуждать. Почему же мне его навязывают, это не соответствует принципам гражданского права? Как это похоже на мою Родину.

Притыкаюсь за жёлтой чертой в укромном уголке и ухожу пешком в удивительный город. Венеция - о ней надо говорить отдельно.

По возвращению часов через пять на площадь радуюсь, увидев свой мотоцикл на месте и без эвакуаторов. За время моего отсутствия на пятачке рядом со мной понаставили столько мотоциклов, что я не могу даже выехать. Приходится перепрыгивать через бордюр, благо, мой класс «эндуро» позволяет такое, как никакой другой.

Уже в пути, присмотревшись, обнаруживаю за ветровым щитком мотоцикла какую-то бумажку. Реклама, что ли? Достаю. Полицейское постановление о привлечении к административной ответственности в виде штрафа на 36 евро! Уж что они там в своём бланке пометили, мне мало понятно, но цифру 36 евро вижу сразу. Вот вам и Римское право ещё раз, вот вам и европейские гарантии прав человека! С этого места, я испытал гордость за российское административное законодательство.

Проходя службу в таможенных органах, мне приходилось во всяких формах применять нормы административной ответственности. В дальнейшем в областной прокуратуре я занимался проверками соблюдения Административного законодательства государственными органами, и, наконец, сейчас в академии управления и экономики я, конечно же, преподавал среди других предметов административное право.

И вот я держу документ европейского государства, входящего в ЕЭС, по своему содержанию соответствующий постановлению о привлечении к административной ответственности. В бумаге указаны только номера моего мотоцикла…

В современной России человека любой национальности и гражданства невозможно привлечь к административной ответственности, не обеспечив соблюдение его неотчуждаемых прав, гарантированных Конституцией. В частности, должна быть установлена личность, протокол должен содержать основные сведения о ней, адрес, гражданство, возраст. Лицу, привлекаемому к ответственности, должны быть разъяснены его права по национальному законодательству, разъяснен состав правонарушения, за которое оно привлекается к ответственности. У человека необходимо получить объяснения по поводу его личного отношения к деянию, выяснить все элементы состава правонарушения, включая наличие вины, проверить наличие обстоятельств, исключающих привлечение его к ответственности (возраст, дееспособность, крайняя необходимость и пр.). Человеку в России должно быть обеспечено право дать любые доказательства в свою защиту, объяснения, замечания, возражения. Ему вручается протокол под роспись. В случае отсутствия лица, протокол должен быть выслан и доведён до него надлежащим образом.

Само собой разумеющимся в России является обязанность административного органа обеспечить перевод всех процессуальных текстов на язык, понятный правонарушителю. Любое отступление от вышеизложенных процессуальных норм строжайшим образом отслеживается вышестоящим административным органом и плюс надзирающей прокуратурой. Неисполнение закона влечёт за собой отмену постановления как незаконного и привлечение к дисциплинарной ответственности должностных лиц, допустивших такие нарушения.

Находясь на территории родины концепций современного права, в Италии, держу в руках «бумажку», которая, постановляет о привлечении к ответственности мотоцикла, ибо только его номер указывает на субъект ответственности.

Ну что ж, дорогая итальянская Фемида, привлекай к ответственности мой «Кавасаки». В крайнем случае, жду у себя в Магадане итальянских судебных приставов с претензиями об уплате штрафа!

Россияне, любите свою страну, в ней есть много хорошего!

Однако вернёмся в Венецию. Венеция этот город, которого не должно было быть, который не должен был сохраниться за все века его истории.

Представим себе аналогию. В некоем российском городе у моря вода затапливает улицы. Транспортное сообщение прерывается, хозяйственная деятельность становится на грань стопора. Жители борются, как могут. Укрепляют фундаменты домов, вколачивают за свой счёт миллионы свай. Тратят на них весь и без того тающий бюджет. В жилищах сырость, всё гниёт, грибок, штукатурка валится. Передвигаться по улицам - проблема, все начинают плавать на лодках. Что бы мы сказали о таком городе?

– Несчастные жители. Эвакуировать население, а строителей отдать под суд!

Что же произошло в Венеции? Удивительным образом Венеция смогла обмануть злую судьбу. Из необычного, опасного и бедственного факта затопления, венецианцы сделали грандиозное европейское шоу таких масштабов, что вся городская экономика смогла получить основу в туризме. У них есть, конечно, и гостиничный бизнес, и торговля, государственная служба, классное здравоохранение, но всё это тянется локомотивом туризма, ибо рассчитано на иностранца как на первичного потребителя услуг. Ежедневно 38 тысяч туристов приезжают в Венецию, чтобы оставить там свои деньги. Всё в городе построено на векторе обслуживания приезжих: рестораны, гостиницы, торговля, шоу, клиника, гондольеры. Пример такого искусного использования своих местных особенностей вызывает восхищение.

Миновав равнинную часть северной Италии, я вышел в Альпы. Изумительная красота, но опять же, потерянная, во многом потерянная территория для страны. Конечно, горнолыжный спорт, леса, всё это используется, но не следует преувеличивать. Большая часть горных массивов – пустыня.

Попал под сильный дождь. Горный серпантин сделал езду мучением. Новый комбез держит воду, а кроссовки чавкают. Да, с обувью я плохо подготовился. Как только въезжаю в австрийские долины, дождь кончается. В горах заиграла радуга. Заискрились мокрые ели. С каким удовольствием еду на север. Ели, сосны - как здорово! Северный лес ближе к человеку, ласковей к нему. Он здоровей и просто краше тропических джунглей.

Встречаю военные мемориалы итальянцев. Как и в Германии, и во Франции они посвящены не Второй, а Первой мировой войне. На границе с Австрией стоит даже небольшой музей, где собраны материалы и экспонаты, найденные в горах краеведческими экспедициями. Насколько я помню, у итальянцев в той войне не было никаких успехов. Тем не менее, народ чтит и помнит своих героев. Правильно делают, несмотря ни на какую историческую правду.

Часть: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18.




Местному бы пришлось заплатить штраф,а туристу...седня здесь завтра там.Хотя будь на вашем месте немец-пошел бы и безропотно оплатил.Вот он наш менталитет и получается все размышления по поводу "мы отстали,надо догонять,почему у них лучше, а у нас хуже" уже пустые слова ничего и не стоят.Ответ один-потому что мы русские и для нас закон не писан.
кстати сам "попадал" на штраф за парковку выписанный под дворник,такуюже бумажку с номером машины в 80 евро, в Греции,шел и платил.Жаба давила,этож ужин в ресторане на двоих,но платил...

экскурсии Корфу