Путешествие через Евразию на мотоцикле. Часть 18, возвращение

Поднять/опустить
рейтинг отчета

Снова Польша

18.08.07.

Сегодня впервые при ясной погоде было прохладно ехать в трико и куртке. Близится осень, однако. Что-то будет в России.

Еду по южной и центральной Польше. Впечатления совсем другие, нежели при моём первом северном проходе. Природа Польши, как и Чехии, ничем не отличается от европейской России, а, кроме того, населенные пункты, замусоренность лесов, характер и обустроенность зданий – всё наше, славянское. Северная Польша всё-таки испытывает в большей мере германское влияние. А южная - славянский осколок великой Российской империи.

Отношение поляков хорошее. Ещё вчера чехи относились ко мне довольно холодно, нейтрально. А поляки проявляют участие. Сегодня зашёл в один придорожный склад запчастей и крепежа. Спросил трубчатый ключ на 16 мм для своих свечей. Продавец, парень лет 27, поискал, не нашёл. Ну что ж, ладно. Я пошёл решать свою техническую проблему самостоятельно.

Ковыряюсь с мотоциклом под окном склада. Уже всё сделал. Додумался сплющить молотком кончик трубчатого ключа, который имел и, зацепив его рожковым ключом, отвернул свечи. Смотрю, подходит ко мне продавец, несёт головки на 16 мм. Стало быть, эти 20 минут, что я занимался свечами, он думал о моей просьбе, искал выход, нашёл эти головки и принёс мне, чтобы помочь.

Мы разговорились. Тема в таких случаях легко приходит сама. Люди интересуются, откуда я, куда еду, а я им рассказываю.

Вечером селюсь в мотеле, под Варшавой, точь в точь своим убогим убранством, копирующим гостиницы Центральной России. Но внешний вид - это не всё.

Я был приятно удивлён, когда у меня в залог за ключ от номера потребовали паспорт. То есть, конечно, в этом не было ничего хорошего, - но такая советская форма обеспечения обязательств договора, как залог паспорта, не встречалась мне даже в самых отдаленных гостиницах моей России.

Как же мне было не радоваться такому ляпу в одной из стран Европейского Союза! В администраторе-пенсионерке, всё кроме польского языка было глубоко наше, советское. И мне пришлось пугать её грозными словами о нарушении польских законов, о полиции, и она испугалась. А я остался и с ключом, и со своим паспортом.

Варшава. Мой визит в эту последнюю европейскую столицу пришёлся на семь часов утра в воскресенье. Погода стояла ясная. Прибыв по спидометру в некую точку проспекта, соответствующую центру столицы, я озираюсь в недоумении. Это что и есть центр Варшавы?

Передо мной были высотные небоскрёбы из стекла и бетона, несомненно имеющие образ финансовых и деловых офисов. Но где же исторический и административный центр государства?

Да, это и был центр. Его фокусом было высотное здание сталинского стиля, точно воспроизводящее облик высоток Москвы. Читаю на фронтоне год постройки: 1955-й. Всё соответствует. Время наивысшего влияния СССР на послевоенную Польшу. Здание неплохое. Барельефы рабочих, колхозников, бодрые, оптимистические лица, имперская мощь социализма в своем расцвете.

Но где же Варшава, где её польский образ? Увы, исторический, культурный облик Польши представлен редкой россыпью костёлов и небольших зданий 19 века. Город грязноват. По утренним улицам тянутся по одному и группами личности без определённых мест жительства и занятий. Всё поразительно похоже на нашу Россию.

И всё-таки я запомнил Варшаву как очень уютное место. В ласковых лучах невысокого солнца было очень приятно гулять по скверам, мостовым, слышать потрясающие хоры воскресных служб из распахнутых настежь дверей костёлов.

Варшава менее любых иных столиц оказалась похожей на образ Центра государства. Крупные российские областные города выглядят помпезней. Часто в квартале другом от Центра можно было видеть некрашеные стены, щербатый кирпич. Но это так понятно и простительно с российской точки зрения.

Мой обратный проезд по южной и центральной Польше изменил мою оценку отношения к нам поляков с нейтральной на весьма хорошую. Нигде я не заметил ни враждебности, ни пренебрежения, ни даже равнодушия. Простые люди явно видели, что я русский и искренне откликались на любую просьбу, советовали, где дешевле купить, подробно и обстоятельно объясняли, как пройти. Это было тем контрастней на фоне трений и претензий, которые последние месяцы выражало к России Польское правительство.

Вот вам и другие люди, другой народ, как мне показалось вначале.

Тем не менее, грань различия между нами и западным человеком есть, но в чём она? Я чувствую её, но как трудно припечатать словом на бумаге эту ускользающую тень. Она будто находится вне инструментальных возможностей, а я хожу с линейкой и пытаюсь измерить. В чём же она?

— В том, что в России мне помогали друзья и совсем незнакомые люди, не требуя ни платы, ни благодарности, а за границей я мог рассчитывать на это лишь отчасти?

— В том, что западный человек запер свою страну в сетку маленьких заборчиков, ограждающих частные земли, и смирился с этим?

— В том, что они чтят свою и чужую свободу, и неприкосновенность, а мы в меньшей степени?

— В том, что они блюдут в порядке свои города, а у нас на это не хватает ни средств ни рук?

— В том, что они записывают вас в гостиницах со слов, не спрашивая паспорта, и не требуют предоплаты на заправках?

Всё это признаки одного большого и зыбкого отличия их от нас, которое ускользает от понимания, словно человек-невидимка.

19.08.07.

Сегодня праздник. Самый искрений и любимый мой праздник подавления путча 91-го года. Он продлится с 19 по 21 августа.

Я отмечаю его сидя в очаровательном придорожном ресторанчике у белорусской границы. До последнего польского города Терескола 30 км - дальше Брест.

Играет лёгкая польская музыка. Меня кормят очень сытно и вкусно. Польская кухня оказалась очень похожа на нашу в её лучших традициях. Здесь я отъедаюсь, как нигде.

Милая Польша, ты была всё это время нашего свидания добра и ласкова ко мне. Стояла хорошая погода. Поляки были неизменно приветливы. Дружите с теми, кто хочет с вами дружить. Польша провожает меня букетиком полевых цветов на столе, улыбкой официантки, теплом и уютом. Я с благодарностью запомню тебя, моя добрая Польша.

Снова Белоруссия

В 14 часов я прошёл Белорусскую границу в Бресте. А в 16 часов прибыл в Брест. Как и другие города Белоруссии, он был чистеньким и уютным. В нём не было видно шпилей финансовых центров, кичливых башен деловых офисов, индустриальных зон. Тихий город с размеренной жизнью провинции. На окраинах - интенсивное жилищное строительство. Новостройки сияют свежей краской.

Начиная от пограничного столба, Белоруссия воспринимается как Родина. Брестская крепость, музыкальное сопровождение звучащей в ней песни «Вставай, страна огромная», пустые магазины, старенькие автомобили – всё напоминает Советский Союз. Ну и, конечно, через 500 м после пограничного пункта пропуска вас встречает направленный раструб радара сотрудника ГАИ. Вот кого-то уже остановил за превышение скорости. «Добро пожаловать в Белоруссию»!

Такого количества милиции с радарами на выезде из Бреста я больше не встречал нигде, даже в России. (Скоро я оценю то, что, мы, как «Великая держава», можем превосходить Белоруссию и по этим показателям).

Водитель - это всегда нарушитель ПДД. Он также грешен перед законом, как человек грешен перед Богом. Вместе с тем, наличием правонарушений всегда можно обосновать любое наращивание полицейского аппарата. Можно поставить надзирать полицейского за каждым водителем, разумеется, за счёт последнего. Это крайность. Другая крайность - это установить юридические нормы ПДД и не контролировать их исполнение. Получится дёшево и суперлиберально. Где на этой шкале между двух крайностей установить меру и степень контроля, каждая страна выбирает сама. Западная Европа выбрала низкую степень визуального контроля на дорогах. Россия - высокий контроль. Коэффициент погибших в 2005 г. в России (23,7) на 100 тыс. населения. Это в 2,52 раза превышает аналогичный коэффициент (9,41) в одной из стран Евросоюза - Австрии. (vashamashina.ru/statistics_traffic_accident.html) Стратегия, избранная нашим парламентом дорога и неэффективна.

Направленный на вас радар - это неприятно для человека, для хозяина страны. Ведь хозяин именно гражданин, водитель, а не нанятый им через государство полицейский.

…Сразу после границы было заметно, что женское население Белоруссии красивей западноевропейских женщин.

Но меня интересовала Брестская крепость.

Брестская крепость. Место великого душевного взлёта.

К вечеру в ней было совсем мало народа. Удивительно, что она оказалась всего двухэтажной. Часть зданий совсем снесена в ходе боёв, оставив метровые фундаменты.

Мемориал. Такой мощи скульптурных композиций, какие я встречал на территории России и Белоруссии, нет в Западной Европе. Я видел этим утром памятные доски в Варшаве, посвящённые восстанию 1944 года. Да, это, несомненно, тоже были герои, и восстание было взлётом польского народа. Но там это воспринимается как подъём к звёздам одиночек. Сумма одиночек.

В Бресте же ощущение монолитности, массовости народной воли, которую невозможно преодолеть в принципе.

И удивительный факт. Среди других табличек я нашёл в Брестской крепости доску с записью о том, что в Белом храме, полковой церкви крепости в марте 1918 года был подписан Брестский мир, и тут же продолжение, что в 1941 году в нём располагался узел обороны крепости.

Белый дворец очень красив. Внутри идёт служба. Это Свято-Николаевская церковь. Войдя внутрь, нахожу его совсем не оштукатуренным, словно продолжение крепостных казематов. Но на местах стоит вся церковная утварь, иконостас, чинно отправляется служба.

Белый дворец. Это уже внутри крепости. В самом центре. Значит, его защищали уже, когда периметр был захвачен противником, когда шансов отбиться не было никаких. Одно небольшое здание.

Вот так история наглядно и демонстративно раскрыла для нас - потомков полог своей мистической кухни. В 1918 году советская делегация подписала навязанный Лениным партии, ЦК, народу Брестский мир. Мир, который даже ближайшие соратники вождя считали национальным предательством. Мир, по которому мы покидали лагерь своих союзников, отдавали без боя врагу территории западных губерний, Крым, принимали обязательства как сдавшаяся сторона платить контрибуцию. И всё ради того, чтобы сохранить в стране большевистский режим.

Эта подпись в Белом дворце была одним из важных импульсов, повернувших развитие истории по самому неблагоприятному пути для России.

Измена вопиёт! Через 23 года уже совсем другие русские люди омыли кровью именно эти самые стены Белого дворца.

Ещё один закон истории. Если случилось предательство, то в этой же стране придётся совершать подвиг.

20.08.07.

Пишу утром в Кобринской гостинице. В девять утра откроются магазины, и пойду покупать резиновые сапоги. Идёт дождь. Ехать босым с мокрыми ногами в кроссовках уже холодно. Это уже не Испания и не июль.

В Белоруссии порядок, это верно, но народ беден. В сравнении с Кобринской гостиницей даже скромный вчерашний мотель под Варшавой кажется вполне приличным, а здесь просто 19 век. Всё надо подчистую снести и отстраивать заново.

Бедность. Лукашенко всё время красуется по белорусскому телевидению. То открывает, какой то мост, то трётся среди простых крестьян. «Косит» под своего.

Белоруссия,- единственное государство однозначно без шантажа и заигрывания с Западом, остающееся в русском цивилизационном и культурном пространстве. Добровольно. Это дорогого стоит. И мы, которые должны строить с ней отношения как братские, фактически имеем с этой страной вялотекущий конфликт. Это абсурдно. Но всё объяснимо. Больна Белоруссия, больны и мы.

Здравствуй, Россиия

21.08.07.

Сегодня в 9.00 при ясной погоде я, преисполненный удовлетворения, пересёк российскую границу. Ну, вот я и на Родине. Сердце переполняет радость. Почему? Не знаю. Казалось бы, и дорога стала похуже, а всё равно хорошо!

Подходит к концу моё большое путешествие. От белорусской границы начался его заключительный этап по России до Краснодара. Меня поздравляют по sms друзья и семейство. Но есть и грусть в моей душе. Силы ещё не источились. Я уже так привык к этому ежедневному ритму и графику, к простой еде, к простым вопросам и проблемам. Я жил эти два месяца очень естественной, гармоничной жизнью с природой, со странами, по которым ехал. Я дышал свежим ветром лесов и полей, мои глаза внимали далям, уходящим за кромку горизонта. Когда человек так живёт, он как никогда близок к состоянию счастья.

Мне всё ещё жаль, что со мной не было моего друга Эдика. Он так и остался в далёкой Германии. По всему он должен был быть со мной в этом путешествии. Вся его жизнь шла к этому. И только в начале 2000-х годов что-то в ней переломилось, и линия его судьбы резко и неестественно ушла в сторону. Какую тоску я видел в его глазах, когда они провожали меня тем утром у своего дома… Что-то пошло не так, как должно было пойти по первоначальному проекту его жизни.

Снова появились дешевые придорожные кафе. Пищевой проблемы на дорогах России нет. А сытым можно горы свернуть.

В ответ на вопросы работников общепита рассказываю, что еду из Португалии. Люди не верят.

Я просыпаюсь с рассветом в шесть утра. В начале путешествия на Севере и в Сибири, когда я шёл в период белых ночей, рассвет занимался раньше. Но в путешествии, когда душа летит вперёд мотоцикла, не терпится ехать дальше. Каждый час промедления кажется потерянным временем, и я с одержимостью встаю чуть свет. Умывание, туалетные процедуры, бритьё. На всё - 10 минут. Потом еда. Завтрак чем бог послал: йогурт, кусочек хлеба. Запиваю кока-колой. Но такой завтрак у меня сложился уже в заграничной части путешествия, когда я не мог позволить себе несколько раз в день посещать кафе. А в России сие удовольствие было вполне по карману, но я откладывал это пиршество. Мне и не хотелось со сна. Проехав минут 30 по бодрому свежему воздуху, я с наслаждением сворачивал в дремотную придорожную кафешку и уже там, предавался маленькой страсти чревоугодия. Этого запаса мне хватало часов до 16-ти, когда я вторично и уже основательно посещал придорожный общепит. Не примену заметить, что многие из этих заведений были весьма недурны. Всё остальное время до 19, 20, 21 часов я ехал. Начиная с 18-30, с 19 часов начинал высматривать гостиницы. Отбой в Сибири был в 23 часа, в Европе в - 22, когда уже темнело. День был занят и насыщен любимой работой, имя которой - путешествие.

Это расписание варьировалось и перемежалось изучением российских и зарубежных городов, встречами с друзьями по пути следования. В первой части проекта при движении по России я проходил в день в среднем 450-550 км. Максимальный дневной пробег получился в Бурятии: 760 км. В зарубежной части проекта много внимания уделялось осмотру достопримечательностей, и норма дня снизилась до 300-400 км.

Еду по российским городам и отчётливо вижу то тут, то там плакаты, из которых тайно и явно сквозит бахвальство правящей партии. Скоро выборы.

23.08.07.

Под конец своего путешествия я получил один из самых тяжёлых участков своего пути – трассу «Дон». Важнейшая дорога страны, связывающая Москву с Южным федеральным округом, местами на протяжении ста километров, имеет ширину в 1 полосу в одном направлении. По ней идёт весь транспорт, включая платформы, тягачи, сельскохозяйственные комбайны.

В результате вслед за самым медленным выстраивается очередь длиной до 10 км. Обогнать этот караван практически невозможно. Навстречу идёт такой же сплошной поток транспорта. Кроме того, обгону препятствует большое количество ограничивающих знаков и разметка, которую я имел несчастье сегодня нарушить. За неукоснительным соблюдением ПДД следит такое количество милиции, что мне пришлось пересмотреть все свои прежние оценки полицейского контроля в других частях России и западных стран. Мы, Россия и УВД Ростовской области занимаем в этом деле первое место!

Буквально за каждым знаком ограничения на трассе непременно караулил постовой.

На одном из участков, где движение осуществлялось со скоростью 20 км/час, я в числе других легковушек ринулся на обгон грузовиков в образовавшуюся дырку встречного потока, не обращая внимание на сплошную разделительную линию на дороге. Всех нас на этом пригорке и остановил наряд ГАИ.

Говорили с каждым по отдельности. Я, было, в начале, не понял причину остановки. Думал, просто проверяют документы. Оказывается, милиция снимала с пригорка на камеру наш маневр обгона. У меня изъяли права, пообещав по новому закону лишение на полгода и штраф до 6 тысяч рублей. Поправки к санкциям за нарушение ПДД принимались летом, когда я был в пути, и поэтому не мог знать, правда или нет в словах инспектора. Изъятие прав для меня было катастрофой. Вместе с тем по обстановке и тону я видел, что у меня вымогают «бабки», и точкой отсчёта были 6000 рублей,- максимальная санкция по делу. Пришлось выгрести из кармана ксивника беспорядочно сложенную и оттого внушительную пачку денег, на чём мы и распрощались с доблестными стражами закона. Точной суммы отданных денег я не знаю. Видимо в ксивнике было где-то 2000 рублей.

Этот участок дороги длиной 70 км. я преодолевал 3,5 часа.

На памяти ещё было свежо такое же нарушение разметки в Испании. Вот оно различие нас и их, ещё один момент истины.

Мне посчастливилось служить в системе правоохранительных органов в 90-е, начале 2000-х годов, когда мы верили власти, когда государство воспринималось как свой большой дом. С таким же пониманием власти и своего места в ней живут и служат сотрудники специальных служб европейских стран. Увы, примерно с конца 2006 г. стало складываться понимание того, что власть в нашей стране захвачена группой, проводящей политику в интересах олигархического клана. И тогда в одну картину выстроились ликвидация налоговой полиции, свободы слова, средств массовой информации, удушение оппозиции, ужасающая бедность народа с одной стороны и вывоз государственных валютных запасов за границу с другой.

Пройдёт время, изменится ситуация, а она изменится, и в России будет создана независимая аудиторская комиссия из представителей негосударственных, общественных правозащитных организаций и специалистов по проверке характера и эффективности использования средств Стабилизационного фонда за всё время его существования.

Такая комиссия не будет создана, пока нынешняя политическая группировка пребывает у власти. Более того, сама идея создания комиссии будет восприниматься властью как страшная угроза её существованию. Но рано или поздно, всё тайное станет явным, правда, может статься, что это произойдёт с участием историков.

Олигархический путь, на который вывели Россию В.В. Путин и «Единая Россия» - это путь отставания от развитых стран и бедности народа.

25.08.07.

Вечер. Всё, я у Жени Маркова в Краснодаре. Как печально. Я полностью выполнил поставленные задачи экспедиции. Но нет радости в моём сердце. Я прощаюсь со своим «Кавасаки», как с живым конём, который верно мне служил все эти 71 день. Он нёс меня в жару и дождь, терпел ужасные якутские дороги и мчался во весь опор по европейским магистралям. Я держу его за рукоятку газа и чувствую тепло резиновой нарезки. Трудно смириться с мыслью, что уже не нужно никуда ехать. Что глаза мои не будут вглядываться в убегающую ленту дороги, а ветер не будет резиновым парусом давить на грудь. Как жаль. Оказывается путешествие - это не только удивительные встречи, но и печаль расставаний. Так грустно мне было только в Германии, когда я уезжал из гостеприимного Эдикова дома.

Печаль которую, я сейчас испытываю это печаль разрыва, печаль утраты. Утраты чего?- спрашиваю себя.

Вот оно, может быть, самое яркое доказательство, пропущенное через личный опыт и переживание, доказательство обретения некоего предмета, который я сейчас теряю. Значит, было, было в путешествии нечто, чего не пощупаешь, и не унесёшь с собой. Именно разрыв с этой нематериальной, но сверхвысокой ценностью и сжимает моё сердце. Вот, оно, то, ради чего я уходил в этот дальний путь. Вот причина, ради которой я прилагал все усилия. Значит всё было недаром. Я держа , держал в руках, был прикосновенен к настоящему, большому все эти два месяца.

Эпилог

Сегодня в Краснодаре я посетил торговый центр «О КЕЙ». Теперь меня уже трудно удивить хорошими магазинами. Но как я рад был увидеть такое изобилие в России! Большой, светлый торговый центр ничем не уступал аналогичным «зонам коммерции» губернских городов западных стран. Номенклатура товаров, упаковка, технология обслуживания полностью соответствовали европейским стандартам, только что виденным в путешествии. По просторным залам с достоинством раскатывали вместительные тележки наши покупатели. Ещё на один шаг мы догнали западную цивилизацию.

Но помнил я и другую горькую сторону. Торговые центры, как и многое другое, мы скопировали у западных стран. Но почему и в этих вопросах, не требующих ни супертехнологий, ни финансовых рек, они снова оказались первыми? Почему светофор, отсчитывающий индикацию секунд, внедряют первыми они, а не мы, почему нарезанные батоны хлеба стали вперёд продавать у них, а не у нас?

Почему наши экономисты не пришли к выводам, а правительство - к решению о создании таких зон раньше, чем европейцы? Что для этого было нужно, и чего нам каждый раз не хватает? Мозгов?

Причина нашего повсеместного отставания не в генетической косности славянского ума и не в про орливости наших западных соседей. Конкуренция - вот двигатель и стимул, который железной дубиной прибавочной стоимости заставляет их думать.

Мы же, несмотря ни на какие программы и декларации так и не смогли вывести наши народное хозяйство, бизнес на настоящую справедливую конкуренцию. Наша экономика как была сверхмонополизированной в советское время, так и, претерпев метаморфозы по форме, осталась монополизированной по содержанию. Тесное переплетение власти и бизнеса заместили конкуренцию подковёрной клановой борьбой, протекционизмом и коррупцией. А потому и нет стимула у наших людей искать новые технологические и организационные приёмы производства.

Успех бизнеса решается не на этом поле. Он решается в кабинетах чиновников, в саунах и за столами деловых встреч по разделу сфер влияния.

В Москве работают десятки тысяч предпринимателей. Является ли чистой случайностью, что именно жена столичного мэра Елена Батурина оказалась с состоянием 1,1 млрд. долл. и вошла, по оценке журнала Форбс, в сотню самых богатых людей России?

И так снизу доверху по облику и подобию до самой последней деревни и самой крайней точки нашей страны.

В Европе удивительно эффективен малый бизнес. Компании из нескольких человек успешно интегрируются в товарные цепочки и работают, обеспечивая себя и общество. У нас же малый бизнес излишен. Его вытесняют монополии, олигархия. Власть срослась и переплелась с бизнесом. Губернаторы ходят с бизнесменами как с лучшими друзьями. Семьи крупных чиновников откровенно занимаются предпринимательской деятельностью и «крышуются» этими чиновниками. В депутаты законодательных собраний избирается 80 % бизнесменов и хозяйственников, лоббирующих, проводящих свои личные интересы. Имея депутатский мандат, эти «предприниматели» обретают индульгенцию от правоохранительных органов, и, главное, получают прямой выход на мэров и губернаторов. Последние же, находясь в условиях постоянной нужды, бюджетных дефицитов, только рады таким «друзьям» и визитам. Вместе они легко находят общий язык, ибо нужны друг другу. Но это дружба за спиной избирателей.

1.Законодательные органы должны формироваться из специалистов, не связанных с бизнесом.

2.Обществу следует пойти на жесточайшие ограничения любой прикосновенности высших чиновников c бизнесом. Должны действовать аттестационные комиссии, в которых факты неформальных контактов власти и бизнеса должны оцениваться как несовместимые с дальнейшим пребыванием чиновников в должности.

Как часто власть в России становится самой опасной угрозой национальной безопасности!

Экспедиция моя завершается полётом на самолёте из Краснодара в Магадан. И снова дивлюсь, сталкиваясь с отсутствием билетов у обеих авиакомпаний «Интеравиа» и «Якутия». Как? Неужели при частной собственности, при либеральном рыночном Гражданском кодексе в стране может быть дефицит авиабилетов? Не дороговизна, она, впрочем, также присутствует, а именно казалось забытая навсегда категория - дефицит. В компаниях, работающих в Краснодаре, оказывается недостаточно производственных мощностей, самолётов, чтобы удовлетворить весь спрос. Почему не действует рыночный механизм перетекания мощностей, услуг перевозки в направлении формирующегося рыночного спроса? Ведь пассажиры платят, они не просят одолжения.

И я, как в старые времена, по знакомству, переплатив 20% стоимости, а, проще говоря, дав взятку, «достаю» билеты в Магадан.

Большое путешествие меняет нас. Мы становимся способны видеть причинные связи, тончайшие мотивы и следствия своих и чужих поступков. Нет, это не паронормальные способности. Это немного мудрости, которую мы обретаем, увидев мир за порогом своего дома.

Загляните в глубину своей души, и вы узрите искру потребности познать: что там, за далёким горизонтом, в других городах, странах, городах и континентах.

Путешествие есть одна из самых светлых наших страстей. Несмотря на все те мучения, опасности и тяготы которые были в течение 71 дня, я хлебнул и несколько глотков из источника счастья. Я пил их и в Сибири, и в уральской тайге, на улочках и бульварах незнакомых городов, пил, переходя первую границу, пил захлёбываясь, встречая друзей, пил на океанском берегу Португалии, сдуваемый штормовым ветром и, конечно, на величественном мысе Кабо де Рока. Это был поход за птицей счастья. Недаром, если вы встречаете путешественника, встречаете лучистые глаза, улыбку, оптимизм.

В путешествии человек обретает то, что искал до того всю жизнь, и будет искать потом: смысл, целостность, полноту. В путешествии он реализует одну из самых фундаментальных своих потребностей – свободу. А случайно ли, что мы не находим великих путешественников в тоталитарных режимах? Там могут быть члены и руководители экспедиций, организованных государством, но путешественников-одиночек-нет. Путешествие – удел свободных людей. Они опасны для несвободного государства.

Мир велик и разнообразен. Он стоит того, чтобы его посмотреть. Работая в таможне, на краю нашей великой страны, я сталкивался с иностранными путешественниками, пересекавшими нашу границу в магаданских пунктах пропуска. К сожалению, наших соотечественников, среди них встречалось обидно мало. Конечно, Россия - одна из двух сотен стран мира, и остальной мир больше нас. Но количество путешествующих отнюдь не является среднестатистической производной, равномерно распределяющейся среди всех народов. Путешественники - это, прежде всего, англичане, американцы, скандинавы, немцы и японцы. Случайно ли что эти люди выступают волонтёрами именно из самых развитых стран, из народов, доказывающих столетиями свои качества быть первыми, лучшими среди других? Так почему же россиянам не пополнить ряды этой славной когорты? Сила и слава русского народа в его звёздах, в его героях. И путешествия - это то поле, где наши люди могут поспорить с другими смельчаками.

Итак, пора подвести итоги, кратко и прямо ответить на вопросы, которые ставились в начале.

1.Каково место Магаданской области, северных территорий, Дальнего Востока в России?

Магаданскую область сопровождает самая большая бедность и разруха среди всех территорий, пройденных мной за время путешествия.

Север и весь Дальний Восток - территории, развитие которых рассматривается правительством как второстепенное.

Магаданская область, Якутия, Чукотка, Камчатка, Сахалин оторваны от остальной части России бездорожьем, имеют низкую интенсивность внешнего товарооборота. Островное положение выступает одним из факторов, определяющих, высокие издержки торговли и производства, низкую способность к маневру ресурсами, бедность населения. Причиной является ошибочная стратегия развития Дальнего Востока, не обеспечившая создание здесь достаточной транспортной инфраструктуры, на протяжении всего периода 20 века.

По линии, проходящей в Читинской области с севера на юг по отрезку - Могоча-Чернышевск,- весь Дальний Восток изолирован в автомобильном сообщении от остальной территории России. Названная линия выступает потенциальной границей отделения Дальневосточных территорий от целостного Российского государства. Такой процесс может начаться при любом сильном внутреннем кризисе страны.

2. Такова ли Россия на самом деле, какой мы её себе представляем и какой её рисуют нам средства массовой информации?

Россия иная. Вся Сибирь, Северные территории, Дальний Восток представляют собой пустыню. Население сосредоточено в городах и посёлках, сконцентрированных вдоль немногочисленных дорог. Мощь России, которую она демонстрирует своему народу и другим государствам в значительной степени является блефом. За пределами фасада России находится бедность и отсталость технологий, средств производства, предметов потребления. Население России живёт там, в жилищных, бытовых условиях, пользуется товарами и услугами, применявшимися западными народами 40-50 лет назад.

В России сохраняется резкое противоречие между городом и деревней. Сохраняется неравномерность социально экономического и культурного развития сельского и городского населения. Сельское и поселковое население отстаёт от жителей крупных городов по всем направлениям развития, но, являясь большинством в стране, определяет её лицо, содержание и судьбу в ходе избирательных компаний.

3. Чем отличаемся, мы, россияне, от европейских народов?

Внешних отличий русских туристов, а это жители крупных городов, от западных людей уже не существует.

Мы имеем очень близкую цивилизационную основу с европейскими народами.

Вместе с тем, присутствует разница менталитета россиян как народа, позволяющего сворачивать в стране демократические свободы. Это ведёт к неэффективности работы наших институтов власти и управления.

Полицейский режим в России более жесток, и менее эффективен, чем в западных странах.

Уже дома, в Магадане, сижу, редактирую этот текст. По новостям показывают многотысячную демонстрацию в Берлине. В благополучном, сытом и свободном Берлине граждане вышли протестовать против угрозы вторжения государства в их частную переписку и Интернет.

Вот она, ещё одна сторона отличия их от нас. Мы будем терпеть, молчать и сидеть по своим квартирам.

4.Как относятся люди из Западной Европы к россиянам?

Европейские люди не испытывают к россиянам ни страхов, ни ненависти, ни предубежденности. Они видят в нас своих полноправных соседей и дивятся нашей неспособности справиться с внутренними проблемами. Между нами и ними существует фундаментальное сходство, которое позволяет легко находить общий язык и договариваться на уровне простых людей.

В целом отношение европейцев к нам лучше, чем можно было бы ожидать, и лучше, чем нам рисуют наши средства массовой информации.

5. Какие проблемы России я увидел в путешествии?

Долгосрочной проблемой России, которую видно с дороги, является противоречие между самой большой площадью среди всех стран мира и сравнительно небольшим населением. Такой дисбаланс делает положение неустойчивым, что усугубляется низкой плотностью дорожной сети ужасного качества. На эту проблему накладывается и усиливает её – бедность.

Бедность подавляющего большинства населения от Тихого океана и до Урала ошеломительна.

В начале 2006 года я прочитал замечательную книгу Александра Николаевича Яковлева, соратника М.С.Горбачёва по перестроечному Политбюро, одного из главных идеологов демократических преобразований в СССР. Книга рассказывала о политических событиях в жизни страны, свидетелем и участником которых был автор с 80-х годов и до нашего времени. Одно мне оставалось невдомёк. Почему А.Н.Яковлев назвал её «Сумерки».

Я понял это немного позже, когда пересмотрел своё отношение к В.В.Путину. А.Н.Яковлев видел дальше меня. Вот и сейчас многое из того, что я нашёл в своём путешествии можно назвать – Сумерки.

Образ России - тревожен. Противоречия и проблемы стоящие перед страной, чреваты разрешением в недалёком будущем через конфликты и катаклизмы.

Ошибочно думать, что положение, в котором оказалась наша страна,- случайность и злая прихоть слепой истории. Отнюдь. В России после 91-го года оказались сильны олигархические кланы монополистов и номенклатурного руководящего слоя, которые целенаправленно сумели установить, и уже при В.В.Путине, закрепить своё господствующее положение.

Но у них нет будущего. Закрытие границ и консервация сложившегося режима будет вести к технологическому отставанию и бедности. Это подорвёт позиции власти.

Открытые границы тоже приведут к крушению режима из-за свободного общения граждан с Западом, и сравнения отечественного и европейского уклада жизни. Распространение Интернета, циркуляция информации, рост образовательного уровня наших людей, проникновение западных идей и технологий неизбежно разрушит авторитаризм.

Долговременным благоприятным фактором остаётся присутствие рядом с нами дружественных народов и демократических государств европейского континента.

Итого:

За 71 день моего путешествия от Магадана до Мыса Рока, и обратно до Краснодара, пройдено по спидометру 25 тысяч километров. За пределами России я миновал 11 стран: Белоруссию, Польшу, Германию, Данию, Люксембург, Францию, Испанию, Португалию, Италию, Австрию, Чехию.

Я в полтора раза вышел за пределы запланированной сметы расходов. По факту было потрачено 5,5 тысячи евро.

Ехал на японском мотоцикле «Kawasaki» KLE Anhelo класса «Эндуро», объёмом 250 см.куб., 1995 г. выпуска. Двигатель 4-х тактный, 2-х цилиндровый с жидкостным охлаждением.

В этой работе я пытался честно рассказать о том, что видел. Езжайте, вслед за мной и посмотрите сами наш Евроазиатский континент. Вы не пожалеете!

Путешествуйте! Путешествуйте, несмотря ни на что, путешествуйте даже без средств, даже вопреки законам и границам.

Часть: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18.




Изображение пользователя Nemine.

Прочитал от начала до конца... Дивно! Большое спасибо за возможность прикоснуться к мечте. Большое спасибо.

Одним словом "потрясающе"!

Потрясающе!!!
Не могу подобрать слова ,чтобы выразить степень восхищения силой воли отважившейся на столь дальнее путешествие.
В одиночку...

Классно рассказано! Мне самому захотелось отправиться в путешествие.

Гид на Корфу